Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Леонард Леопольдович Гиршман

Открывая год назад галерею «Харьковчане» постом об Александре Леонардовиче Гиршмане, я писал о том, что его отец, выдающийся офтальмолог Леонард Леопольдович Гиршман, давно находится в галерее «самых-самых» харьковчан, имея в виду, что имя первого почётного гражданина города всегда присутствует во всех самых разнообразных списках выдающихся граждан Харькова, прославивших себя и наш город. Но так случилось, что в галерею «Харьковчане» вплоть до сегодняшнего дня он введен не был. И вот сегодня этот пробел ликвидируется. Ниже выложена статья краеведа О.Черная, опубликованная в газете «Панорама» в 1993 году (№ 22, май).

…Далекий 1855 год. Гимназист 1–й харьковской гимназии Леонард Гиршман на выпускных экзаменах получает по всем предметам «отлично», золотая медаль! Путь к заветной мечте стать медиком открыт. Продлились пять лет университетской учебы на медицинском факультете Харьковского университета, наступил 1860 год. Педагоги .Я.Данилевский, .А.Мандельштам и другие неизменно отмечают незаурядные способности и трудолюбие студента Гиршмана. По окончании учебы он удостоен диплома с отличием и звания лекаря. Затем успешно выдержан экзамен на степень доктора медицины и поездка за границу для совершенствования своих знаний у знаменитых ученых того времени в Вене и Вероне. В промежутках между занятиями он знакомится с клиниками и кабинетами Парижа, Лейпцига, Мюнхена. Особенно плодотворно Гиршман работает в Гейдельберге в клинике знаменитого профессора Гельмгольца, параллельно изучая математику у профессора Кантора. Это был период особых успехов офтальмологии, Леонард Леопольдович позднее говорил: «А не увлечься офтальмологией там, где я учился, было невозможно. Она в то время только возродилась: из маленького запущенного отдела хирургии развилась в самостоятельную науку, ставшую почти на высоту точных наук». За границей, где Л.Л.Гиршман в общей сложности пробыл 4.5 года, произвел ряд научных исследований, закончил докторскую диссертацию. В это же время Гиршман получает приглашение на работу в Америку на очень выгодных условиях, отказывается и возвращается в Харьков, где в1868 г. защищает докторскую диссертацию. Получив после этого звание приват-доцента, он допускается к чтению курса лекций по офтальмологии на кафедре хирургии. Через два года Гиршман уже штатный доцент, а затем утверждается в звании экстраординарного профессора. В 1893 году Л.Л.Гиршман получил звание заслуженного профессора.

В 1905 году Гиршман оставляет университет из-за конфликта с ректором, уволившим много студентов без ведома дисциплинарного суда, председателем которого он был. Как вспоминают современники, деятельность Л.Л.Гиршмана была необыкновенно интенсивна и плодотворна. Им интересовался Л.Н.Толстой, о нём писал А.П.Чехов в одном из своих писем: «...здесь харьковский окулист Гиршман, известный филантроп, друг Кони, святой человек, приехавший к своему сыну. Я часто видаюсь с ним, мы беседуем...» Один из наиболее известных юристов страны академик Кони писал: «И пусть, когда люди последующих, поздних поколений спросят у хранителей местных преданий, кто был этот Гиршман, им ответят словами Гамлета: «Человек - он был».

К Л.Л.Гиршману стекались больные со всех концов России и не только России, но и из-за границы: из Польши, Персии, Индии, Италии... Ярче всего личность проф.Гиршмана обрисовывается на его домашнем приеме: обширная комната без всяких украшений (ожидальня), с простыми скамьями вдоль стен, заполнена людьми: тут и сановники из Петербурга, и бедняки - все ждут своей очереди, зная, что никому не будет отказа. Профессор не прекращал приема до тех пор, пока не был принят последний больной, утешал несчастных. Нередко оказывал материальную помощь. Зачастую здесь несчастным и неимущим раздавались суммы, многократно превышающие полученный за целый день гонорар.

Леонард Леопольдович был превосходным хирургом, одинаково хорошо владел правой и левой руками. На экстракцию катаракты у него уходило не более 1-2 минут, причем больные находились в сидячем положении - для того чтобы не травмировать психику больных укладыванием на операционный стол. Сам профессор говорил: «Когда я начал свою практическую деятельность, я оказался первым и многие годы - единственным специалистом в обширной области всего юго-востока России. Не трудно было стать известным там, где я оказался единственным». И дальше: «Моя заслуга в том, что я научил бедных людей лечиться у врачей».

Свою научную работу Л.Л.Гиршман начал очень ценными исследованиями в лабораториях гениальных европейских ученых. Эти исследования посвящены сложнейшим теоретическим проблемам офтальмологии. Выдающимся по своему значению исследованием явилась его работа по вопросу о наименьшем угле зрения, выполненная в лаборатории Гельмгольца. Полученные данные вошли в учебники физиологии и офтальмологии - как русские, так и иностранные.

В 1905 г. Гиршман остался без клинической базы. Такое положение привело его к решению уехать из Харькова. В связи с этим прогрессивная часть харьковской городской думы во главе с проф. Н.Ф.Сумцовым поставила вопрос об открытии в Харькове больницы по глазным болезням. В газете появилось воззвание: «В Харькове образовался комитет, который хочет выстроить больницу для Л.Л.Гиршмана, на такую постройку надо много денег. Комитет просит всех жертвовать деньги на больницу им.Гиршмана. В составе комитета была и моя бабушка Елена Александровна Чернай, помогавшая в сборе пожертвований и очень дружившая с семьей Гиршманов. 25 марта (7 апреля) 1908 г городская глазная больница им. проф. Л.Л.Гиршмана была открыта на 10 коек. Она помещалась на Москалевке в двухэтажном весьма неудобном доме. Профессор каждый день приезжал в больницу, консультировал и оперировал.

В 1912 г. в нагорной части города была выстроена новая больница.

Леонард Леопольдович был активным организатором Харьковского медицинского общества. Организовал он также отделение попечительства о слепых и училище для слепых. 5 октября 1893 г. газета «Южный край» поместила заметку, в которой говорилось следующее: «В Харькове, как известно, существует училище слепых, помещающееся в настоящее время на Основе в доме Квитки. В это училище принимаются слепые дети всех сословий. Дети, поступившие сюда, остаются в училище до 18-летнего возраста. В настоящее время в нем обучаются более 30 мальчиков и одна девочка. Так Андрей Валерьянович Квитка внес свою лепту в благородное дело обучения слепых детей». Среди учеников Л Л.Гиршмана есть несколько очень известных харьковских профессоров: П.Н.Барбашев, Е.П.Браунштейн, П.П.Прокопенко, последовательно занимавших кафедру глазных болезней после Л.Л.Гиршмана. В различных городах и районах Украины работал целый ряд врачей, учеников Гиршмана.

12 тысяч больных принимали ежегодно врачи глазной больницы Гиршмана, а когда больных было немного меньше - профессор был очень недоволен. «Это нехорошо, это значит, что мы стали плохо работать». - говорил он. Лично он принял около 1млн. больных. Он с раннего утра принимал их дома, а обычно к часу дня начинал принимать с записками, «посмотреть и показать мне» писал он в этих записках. Приезжал Гиршман в больницу после двух часов. Нужно было ординаторам успеть осмотреть больного до приезда профессора. Если они не успевали, профессор вздыхал и начинал сам исследовать больного. Продолжался ординаторский рабочий день с 9 часов утра и часто до 9 вечера. Но профессорский рабочий день кончался дома, где он принимал больных вместе со своими ассистентами до часу ночи.

Вспоминают, что Л.Л.Гиршман был чрезвычайно добр, вид людских страданий всегда его волновал. Однажды к нему приехал из далекого сибирского городка слепой с атрофией глазных яблок в результате ожога серной кислотой, приехал с женой и ребенком, истратив последние сбережения, искать исцеления у Л.Л.Гиршмана. Его показали профессору, и тот очень мягко и деликатно сказал о неизлечимости его слепоты. Жена, держа за руку ребенка, отвела плакавшего слепого в сторону. Профессор взволнованно оглянулся, вызвал коллегу в соседнюю комнату, вынул из кармана довольно крупную сумму денег, протянул ему и сказал: «Дайте, пожалуйста, этому несчастному, больше нечем ему помочь, пусть едет домой, но только не говорите, что это я дал деньги». Такие случаи бывали нередко.

Дослужившись до чина действительного статского советника и будучи возведен в потомственное дворянское достоинство, профессор Гиршман пользовался огромным уважением среди харьковской общественности. Его неоднократно избирали на различные общественные и административные должности, где он выполнял свои обязанности с исключительной добросовестностью.

Прошли годы, пронесся октябрьский переворот, наступил 1921 год. В городе - грабежи, реквизиции. Отбирают у людей имущество, выселяют из квартир. Волна террора захлестнула город. «Фабрика смерти» на Чайковской работала вовсю. Имя Саенко вызывало ужас у горожан, произносилось с содроганием.

Вот некоторые выдержки из дневника племянницы Ю.А.Гиршман княгини О.Е.Кудашевой: «1921 г. 4 (17) февраля, вторник. Одно действительно приятное событие - что дяде Леонарду дана пенсия в 120 тыс.рублей в год -.за долголетнюю бескорыстную работу на пользу беднейшего пролетариата и в связи с преклонным возрастом потерявшего трудоспособность, Вышло это так: на прошлой неделе тетя Юлия была больна, и вдруг являются реквизировать весь дом под черезвычайку, т.к. для этого очень подходящие погреба, и чтобы они в 3 дня выселились. Сейчас же она послала за Браунштейном, председателем медицинского Общества (а между нами, и судьею). Он обратился к Истомину - министру, не то здравоохранения, не то просвещения, который при этом известии пришел в такое негодование, что швырнул свой портфель об пол. А результатом - пенсия и куча бумажек об освобождении дома Гиршмана от реквизиции и вывоза чего бы то ни было. Тетя Юлия очень довольна, а дядя Леонард мало реагирует. Да еще слухи, будто Саенко назначен комендантом в Харькове. Это будет ужасно - такой изверг».

Это был последний год жизни Л.Л.Гиршмана. Он никогда не искал славы, но слава и признание пришли к нему сами.

P.S. Газета «Южный край» писала в связи с избранием его почётным гражданином Харькова: «Харьков счастлив, что в нем живет и трудится на счастье человечества этот щедро одаренный Богом человек, великая любящая душа которого роднится с величайшими гуманистами и благодетелями, каких только знала наша жизнь».



Необходимое послесловие

Приведенная статья О.Черная, опубликованная в газете «Панорама» (№22, май 1993 г.), как указала в частном сообщении директор Музея истории Харьковского медицинского университета Ж.Н.Перцева, к сожалению, «имеет целый ряд, мягко говоря, неточностей:

1) Л.Л.Гиршман не первый почетный гражданин г. Харькова даже среди медиков. Первым врачом – почетным гражданином Харькова стал в 1892 г. известный в городе врач-гуманист, общественный деятель, почетный член Харьковского медицинского общества Владислав Андреевич Франковский. Л.Л.Гиршман избран почетным гражданином Харькова в 1914 г., когда отмечалось его 75-летие.

2) А.Я.Данилевский и М.Е.Мандельштам не могли быть педагогами во время ученичества Леонарда Леопольдовича, так как учились с ним вместе в гимназии и затем в университете. К ним можно присоединить еще А.Х.Кузнецова, который впоследствии тоже преподавал в Харьковском университете и в свое время избирался председателем Харьковского медицинского общества (1898-1905). Эта группа друзей-студентов медицинского факультета настолько выделялась из общей студенческой массы, что получила в университете прозвище «блестящая плеяда» (из воспоминаний сына Леонарда Леопольдовича - Александра).

3) Л.Л.Гиршман мечтал стать военным, артиллеристом (впечатления Крымской войны), отсюда и увлечение математикой. И лишь увещевания отца, доказывавшего, что именно медицинский факультет позволит в дальнейшем принести людям большую пользу, изменили намерения Л.Л.

4) Приглашение проф. Кнаппа ехать в Нью-Йорк в качестве содиректора в основанный им в 1868 г. Нью-Йоркский офтальмологический и ушной институт, Леонард Леопольдович не мог получить в годы своей учебы за границей, хотя именно там и тогда он познакомился с Кнаппом. Но в 1868 он уже защищал докторскую диссертацию в Харькове».

В заключение замечу, что О.Чернай первым почётным гражданином Л.Л.Гиршмана не называл: вина за эту "неточность" моя и появилась она в тексте поста благодаря статье Семёна Авербуха «Первый почётный гражданин Харькова», посвящённой Л.Л.Гиршману.


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -