Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Лидия Петровна Березникова

ВОСПОМИНАНИЯ

На одном из краеведческих чтений в библиотеке имени Франко мне посчастливилось присутствовать на презентации рукописи «Воспоминаний» Л.П.Березниковой, которую проводила её дочь известная харьковская журналистка Наталья Коган. Пишу «посчастливилось», потому что услышанное произвело очень сильное впечатление своей искренностью, отсутствием даже малейшей рисовки и пафосности – ему веришь сразу и целиком. Очень захотелось познакомиться с полным текстом воспоминаний. Оказалось, что это несложно: Наталья Николаевна не только охотно передала текст, но и разрешила выложить его на сайте в разделе  «Харьковчане». Мне представляется, что в лице Лидии Петровны Березниковой галерея харьковчан получила очень достойное пополнение.

Рукопись подготовлена Натальей Коган и Еленой Зиненко – внучкой Л.П.Березниковой.

Кончила я школу в 1939 году отличницей и без экзаменов поступила в университет на филфак. Это были годы исканий и надежд… и начала войны, финской, на которую мы провожали своих однокурсников. Я в ту пору была довольно легкомысленной. На встречу Нового года в Авиаинституте, где учился наш одноклассник Игорь Качанко, я пошла в своем единственном парадном платье, которое мне пошили к выпускному вечеру, и в серых босоножках, которые я покрасила золотистой краской. Краска осыпалась сразу после первого танца… Но танцевали мы до утра…

Весь второй учебный год прошел в трудной учебе и в университете, и на курсах медсестер. По призыву комсомола мы все получали военные специальности. В апреле 1941 года нам вручали военные билеты. Было торжественно и холодно (по случаю недавней финской войны не топили, как, впрочем, не топят и сейчас, в 2001 году: непонятно, по случаю какой войны), а я произнесла глупую речь о том, что нам не страшен холод, потому что у нас южный темперамент. Дура была, прости Господи! Потом этот собачий холод был в Туле, Саратове, Егорьевске, опять в Туле… Страшная зима 1941 года. А тогда, в апреле, мы и не подозревали, что впереди нас ждут трагические события. Но предвестники этих событий были. В этом же апреле 1941-го нас собрали в Доме Красной армии, позднее полностью разрушенном, и долго объясняли, что война уже идет и скоро мы будем защищать Родину. Дело в том, что сообщение ТАСС в июне 1941 года о нерушимой дружбе с Германией было попыткой оттянуть начало войны, и это было. Мне трудно писать о себе в это время. Была я легкомысленной, и даже начало войны, заставшее меня во время сессии, когда я сидела и зубрила историю СССР, в первую очередь вызвало мысль, что экзамен сдавать не надо. И я отправилась в военкомат, где мне объяснили, что придется сдать его, так как там смотрят на вкладыш в военном билете. Никто еще не понимал тогда, что происходит что-то трагическое и ужасное. Но вот еще день – и я уже понимаю весь ужас случившегося. Это первые беженцы: женщина в шубе и босиком с безумными глазами, ее дочь – маленькая девочка, раздетая и с куклой в руке. И вот я опять в военкомате, вернее, во дворе его, на земле с чемоданом, что в чемодане – не помню. Формируют госпитали, медсанбаты.

Потом мы узнали, что нас подбирали начальники госпиталей и медсанбатов по принципам особым и поначалу никому не понятным. Сначала - врачей и старших сестер, непременно опытных, особенно операционных, перевязочных. Остальных сестер набирали по другим принципам. Предпочитали студентов.

Никак не могу начать рассказ о войне. Боль все еще не утихла, хотя я уже старая и должна быть равнодушной к прошлому. Но эти четыре года все болят и болят…  И сейчас, когда мы потеряли Родину, я это чувствую особенно болезненно. Ведь именно тогда, в те страшные годы я ощутила себя русской, и история нашей великой и трагической страны стала мне особенно дорога...

Перейти к полному тексту воспоминаний Л.П. Березниковой


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -