Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Галина Ильинична Дергачева

Галина Ильинична Дергачева родилась в крестьянской семье 21 ноября 1921 года на Полтавщине, а в шестилетнем возрасте вместе с семьей переехала в Харьков. Здесь окончила десятилетку и поступила в Харьковское театральное училище, в канун войны реорганизованное в Театральный институт.

… Враг приближался к Харькову. Брат Галины командовал на фронте саперами, родителей оставили в городе для подпольной работы во время оккупации. Сама Галина работала в РК КСМ, готовила документы к эвакуации и одновременно поступила на трехмесячные курсы медсестер. Окончив их, ушла на фронт. Была зачислена в 4-й гвардейский минометный полк «катюш». «Боевое крещение» получила под Лисичанском. За спасение раненых в этом бою была награждена орденом Красной Звезды. В марте 1942 года её направили на работу медсестрой на Юго-Западный фронт, в 38-ю армию, на санитарную летучку № 808, предназначенную для ускоренной эвакуации раненых из медсанбатов в госпитали по железной дороге. А с августа 1942 года и до конца войны проходила службу в 305-м гвардейском минометном полку моряков. Вместе с полком воевала в составе Юго-Западного, Южного, Северо-Кавказского. Карельского, 2-го Белорусского фронтов, была награждена медалью «За отвагу».

Таков её послужной список: из трех с половиной лет службы на летучку пришлась лишь восьмая часть всего её военного времени. Но когда в 1983 году на встрече с ветеранами войны ее спросили, что было для неё самым тяжелым на фронте, она ответила: «Служба на военно-санитарной летучке». А на вопрос: «Это что же - госпиталь на колесах?'' – ответила: «Не-е-т, если бы только госпиталь на колесах..».

Именно эта встреча послужила толчком к началу работы над книгой воспоминаний о военно-санитарных летучках. А рассказать ей было о чём: волей судьбы Галине Ильиничне довелось оказаться в центре событий, связанных с решением участи двух тысяч раненых бойцов, находившихся в лишённом подвижности эшелоне под угрозой нападения фашистского десанта.

По просьбе главного редактора газеты «Новороссийский рабочий» Г.И.Курова, присутствовавшего на встрече и заинтересовавшегося историей спасения поезда с ранеными, Галина Ильинична подготовила статью в газету и обратилась с просьбой направить официальное обращение в Военно-медицинский архив в Ленинграде о предоставлении архивных материалов по военно-caнитарньм летучкам. Главный редактор Г.И. Куров не только запросил материалы в архиве, но и, не дожидаясь их получения, опубликовал в газете большую статью с рассказом Дергачевой. Это было важно, поскольку до той поры ни в одном периодическом издании не было никаких упоминаний о существовании таких формирований на фронтах Великой Отечественной войны. Статья потрясала правдой, беспощадно обнажая то, что так нежелательно было выносить на «суд народный» в то непростое время.

За эту публикацию Куров был снят с работы и переведен во внештатные корреспонденты: как главный редактор он не имел права печатать «порочащий нашу армию (слова цензора) материал, предварительно не проверив подлинность всего того, «что эта Дергачева насочиняла» (тоже слова цензора). Возмущенная и обиженная Галина Ильинична ринулась в архив, но архивариус, старейший работник архива, вынуждена была ее огорчить: «Мы не имеем права выдавать сведения об этих санитарных объектах. Они все находятся под грифом «Секретно»...

Лишь через 10 лет, когда после празднования 50-летия Победы был снят гриф «Секретно» с документов, касающихся событий Великой Отечественной войны, Галина Ильинична получила разрешение на доступ к архивным документам, хранившимся в Военно-медицинском архиве в Санкт-Петербурге, архиве Министерства путей сообщения и в Центральном архиве. Там был найден ряд документов, в том числе и донесение начальника военно-санитарного эшепона старшего военфельдшера Головатого начальнику управления Boeннo-санитарной службы фронта об угрозе захвата врагом эшелона с ранеными, застрявшего намертво из-за разрушенных железнодорожных путей во время бомбежки в районе станции Лихая (направление на Ростов-на-Дону), где уже шли бои с высадившимся немецким десантом. Именно Галине Ильиничне было приказано доставить это донесение в штаб фронта. Пешком. На расстояние около 50 км. Сведений о том, где находится штаб — в Шахтах или в Новочеркасске, у начальника эшелона не было. Был большой риск того, что территория уже была захвачена врагом. Ценой невероятных усилий, с большими трудностями в пути Галина Дергачева выполнила приказ, необходимые для ремонта люди и техника были сразу же направлены к месту нахождения эшелона. Почти две тысячи раненых были спасены и доставлены в госпитали Минеральных Вод.

Галина Ильинична не стала тратить последние годы своей жизни на дальнейшую переписку с архивами, а последовала совету глубокоуважаемого ею писателя-фронтовика Василя Быкова «спешить написать правду о войне». Правду о том, что пришлось пережить, правду, которая напоминала о себе постоянно, как сидящий под сердцем осколок. Так и была написана книга, получившая название «Под грифом «СЕКРЕТНО», изданная в 2011 году, уже после смерти Галины Ильиничны.

Удивительно, как удалось этой пожилой больной женщине написать столь интересную книгу. Вероятно, помогала память сердца, желание рассказать людям о том, что, быть может, было известно только ей одной: ведь свой земной путь завершают последние свидетели тех событий.

Окончив после войны Театральный институт, Галина Ильинична долгие годы работала актрисой в украинском драмтеатре в Харькове, одновременно была руководителем драмкружка в Харьковском Дворце пионеров, а затем режиссером на Харьковской студии телевидения.

Урна с ее прахом захоронена в 2011 году на Харьковском кладбище, рядом с могилой мужа-фронтовика, умершего в 1950 году в возрасте 29 лет, и дочери.

           (Использованы материалы, подготовленные Аллой Однодворец для публикации в телепрограмме «Кабельное ТV»)

В заключение - никак не связанная с предыдущим материалом некая "культурная инсталляция" 20-х годов, созданная в Харькове:




Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -