Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

О городском парке

Идея создания городского парка была высказана властью в 1893 году - в виде предложения засадить деревьями от 20 до 40 десятин по обе стороны Сумского шоссе (1 десятина = 1,09 гектара). Поскольку выделенный участок находился достаточно далеко от города, парк этот, очевидно, предназначался, в основном, для конных прогулок. Его и решено было разбить по образцу Булонского леса – с аллеями для верховой езды и катания в экипажах: с этой целью наряду с главной – каштановой и липовой аллеями планом предусматривалось создание так называемой «экипажной» аллеи. Помимо них будущий парк, по проекту, должно было отличать большое число живописных полян и одиночных деревьев.

В 1894 году «процесс пошёл»: началась разбивка территории будущего парка и посадка деревьев. Уже в начале своего жизненного пути парку пришлось сменить своё имя: вместо первоначального – Загородный – его в честь бракосочетания цесаревича Николая было решено именовать Николаевским. Благодаря энтузиазму жителей города, при активном участии студентов и гимназистов, площадь посадок неукоснительно росла, и к моменту своего открытия для посещений в 1907 году парк увеличил свои размеры почти в 2,5 раза.

К сожалению, до нас дошло не очень много снимков парка тех лет. Может быть, один из наиболее ранних – любительский, снятый на пожарной каланче, построенной в районе нынешних улиц Чернышевского и Артёма в 1914 году, на котором главная аллея парка служит задником снимка. Благодаря достаточно хорошему разрешению фрагмент с аллеей можно выделить в качестве самостоятельного снимка.

В советскую эпоху парк вступил с новым именем: поскольку оставаться Николаевским он не мог, и в 1919 году пришлось ему стать Коммунальным. В годы революций и войн парку был нанесен значительный урон. Особенно трудно пришлось в голодном 1921 году. Но уже с весны 1923 года началась систематическая и планомерная восстановительная работа: в 1923-24 гг на эти цели было отпущено 3 690 руб золотом. Теперь парк рос не только за счёт новых посадок, но и путём присоединения территорий, которые в соответствии с новым планом оказались в черте города. К 1932 году его площадь возросла до 130 га. Особые надежды новая власть связывала с развитием лесопарковой зоны. Так за счёт природного лиственного леса в Сокольниках - Померках её площадь возросла более, чем на 400 га. А уже в апреле 1932 г в докладе «За большевистскую перестройку коммунального хозяйства» секретарь ЦК, обкома и Харьковского горкома КП(б)У Р.Я.Терехов заявил, что создающийся в северной части Нагорного района Харькова лесопарк будет одним из крупнейших парков Союза и даже мира, ибо займёт территорию до 6 000 гектаров».

Поскольку новые территории городских лесов представляли собой бессистемную мозаику дачных владений, вырубок и посадок, начинать надо было с наведения в них порядка, а это требовало значительных капитальных вложений. И эти вложения были сделаны. За десять предвоенных лет в городском парке и лесопарковой зоне произошли разительные перемены: была продлена до лесопарка трамвайная линия (1930), открыта троллейбусная линия от центра города до парка (1939), построена детская железная дорога с конечными станциями «Парк» и «Лесопарк» (1940), открыты Зеленый театр, музыкальные эстрады для симфонического и духовых оркестров, павильон-читальня, кинотеатр, аттракционы, построена парашютная вышка, совсем рядом появился уютный стадион «Динамо». В конце 30-х гг парк снова изменил своё имя и стал называться Центральным парком культуры и отдыха им. А.М.Горького.

Война нанесла Харькову громадный ущерб: погибли многие тысячи людей, разрушены сотни домов, уничтожены плоды труда не одного поколения харьковчан, создававших и любовно растивших городские сады и парки. В зимнюю стужу сжигалось всё, что могло гореть и давать тепло, – мебель, полы, двери и оконные рамы разрушенных домов и, конечно, деревья. За время оккупации была вырублена на дрова значительная часть парка Горького, погибла единственная в Украине кедровая роща.

Уже в первую осень после освобождения города было решено высадить 25 тысяч деревьев. Десятки скверов зазеленели на месте разобранных руин. За десять лет, с 1943 по 1953 год, в Харькове было высажено почти три миллиона деревьев и кустарников. Что касается парка, то основные посадки в нём, с которых, по сути, и началось его возрождение, были проведены в 1946 – 1948 годах.

На эти годы и приходится моё первое знакомство с парком. После войны, когда ещё остро чувствовалась нехватка детских баз отдыха, предпринимались попытки организовать детей, занять их в летнее время по месту жительства чем-то полезным. Иногда это происходило не без успеха. За нашим большим военведовским домом на Данилевского была закреплена школьная пионервожатая, которой удалось из разношёрстной и разновозрастной ребятни организовать вполне управляемый пионерский отряд. Из тех мероприятий, в которых нам довелось участвовать, особенно памятен большой пионерский костёр, которым отмечалось открытие детского городка в парке Горького. Костёр был зажжён уже в вечернее время на довольно просторной поляне неподалеку от детского городка и запомнился как самый большой из всех, какие довелось мне позднее видеть. Очевидно, с топливом у организаторов праздника проблем не было.

А самым посещаемым местом в парке на долгие годы стал кинотеатр «Парк» - громадное деревянное строение типа «сарай» с верандой вдоль длинной стороны, обращённой к фонтану, земляным полом, который позднее заасфальтировали, и длинными тяжёлыми лавками вместо кресел (странно, но в сети за всё время фотография этой парковой достопримечательности так и не появилась). Запомнились очереди в кассу, которые часто приходилось выстаивать, поскольку предварительной продажи билетов ещё не было и билеты на следующий сеанс начинали продавать после того, как начинался сеанс предыдущий. При этом почти всегда с началом показа киножурнала пара десятков жаждущих запускалась через «чёрный» вход – на не занятые по каким-то причинам места. Запомнились, конечно, «холодные» сеансы в зимнее время – знаешь, что придётся тяжко, но идёшь: охота пуще неволи. Единственное средство активного противодействия – дружный топот зала, заполнявший все разговорные паузы. Зато летом, в жару, на вечернем сеансе в душном зале, помнится, наступал долгожданный момент, когда вечерние сумерки позволяли открыть выходные двери и свежий воздух поступал в зал. Такого кайфа зимой не было - согреться удавалось только дома. И последнее. Хорошо помню Севу – предводителя парковской «шпаны», как называли их взрослые. Коренастый, босой, в вылинявшей майке и в тёмных холщёвых брюках, чем-то напоминавший гайдаровского Квакина из «Тимура и его команды». Очевидно, у него была какая-то договорённость с работниками кинотеатра, поскольку неоднократно доводилось видеть, как после начала сеанса длинная цепочка теней запускалась с улицы в зал, перемещалась вдоль стены и устраивапась перед первым рядом прямо на земле. Что примечательно: вела себя эта «команда» вполне прилично.

И ещё одна важная для меня характеристика парка – его небезразличие к спорту. Парк был готов поддержать многие мои спортивные увлечения: иногда хватало одной-двух проб, чтобы понять – это не моё, а в других случаях возникала устойчивая потребность в продолжении, порой на всю жизнь. Спортивные площадки в парке были далеко не супер, как теперь говорят, зато были доступны для всех. Сохранится ли эта демократичность парка впредь? Большой вопрос…

Пытаюсь вспомнить важнейшие перемены в парке в последние десятилетия советского периода нашей истории, но, кроме сноса старого и строительства нового кинотеатра да появления подвесной канатной дороги, ничего не вспоминается. Конечно, регулярно обновлялись аттракционы, улучшалось качество покрытия аллей и дорожек, больше стало торговых точек со всяческой снедью, водой и мороженым. Но по большому счёту, все эти годы парк оставался всё таким же, каким запомнился нам с детства.

Зато теперь… Оставим пока в стороне идущую реконструкцию: она является лишь частью принятой политики развития, общей для парка и другой нашей жемчужины – сада Шевченко. В её основе – главенство коммерции. Поэтому выбрана такая стратегия, которая должна обеспечить максимальную прибыль. Куда она ведёт, видим на примере сада, где число торговых точек неуклонно и быстро приближается к числу деревьев. А вот что будет с парком… Слышал, что парк снова изменит своё название. Как бы стремление правдиво отразить суть того, что мы получим, не привело к исчезновению слова ПАРК в его новом имени. Хотя с горечью приходится признать, что это было бы справедливо: ведь то, что скоро будет нам предъявлено, наверняка окажется интересным и коммерчески успешным, но это будет уже не парк, а нечто вместо парка.

И в заключение. Как было бы просто (при всей реальной сложности), если бы главные проблемы парка были связаны лишь с избытком аттракционов, кафе и ресторанов. Но ведь есть ещё элитное коттеджное строительство для избранных, которым нет числа. А на горизонте (и наяву) уже замаячили многоэтажные жилые дома под вызывающим для неэлитного уха девизом «Жизнь в парке».

Есть гольф-клуб в Померках для тех же избранных с их неуёмным аппетитом.

Есть дорога через лес, построенная с таким расчётом, чтобы через год-другой оставить нам, хозяевам парка, только один её «берег» (чтобы понять это, достаточно просто посмотреть на схему).

Грустно, братцы…  

1 десятина = 1,09254 гектаров


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -