Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Коммерческий институт в Харькове

Краткая справка о Коммерческом институте – по материалам, выложенным в сети:

Харьковский коммерческий институт — высшее учебное заведение экономического профиля, действовавшее в 1912—1919 гг. Был организован как Харьковские высшие коммерческие курсы (1912—1916 гг.), в 1920 г. реорганизован в Харьковский институт народного хозяйства.

С инициативой создания коммерческого института в Харькове в 1908 г. выступил профессор Харьковского университета Н.И.Палиенко. Инициатива получила поддержку Харьковского купеческого общества, Совета съездов горнопромышленников юга России и Харьковского биржевого комитета. По предложению Н.Ф.фон-Дитмара 36-й Съезд горнопромышленников юга России подал министру С.И.Тимашеву записку с обоснованием необходимости открытия в Харькове коммерческого института с горнопромышленным отделением. Проект устава института был одобрен Общим собранием харьковских промышленников и торговцев.

Однако на пути создания института возникло неожиданное препятствие: Министерство торговли и промышленности, вынужденное считаться с мнением консервативных кругов Государственного совета, не решилось подать законодательное представление о создание очередного негосударственного высшего учебного заведения неуниверситетского типа, так как примерно в это же время деятельность начали коммерческие институты в Москве и Киеве. Выход был найден в организации учебного заведения более низкого уровня — Высших коммерческих курсов.

Устав курсов был утверждён министром 26 мая 1912 г. Торжественное открытие занятий состоялось 10 октября 1912 г. Согласно Уставу, Высшие коммерческие курсы Харьковского купеческого общества были отнесены к разряду высших учебных заведений.

В 1914—1916 годах на углу Епархиальной и Бассейной (ныне Петровского) по проекту академика архитектуры А. Н. Бекетова было построено здание Коммерческого института (наличие собственного здания было одним из условий преобразования курсов в Коммерческий институт).

В период революции 1917 г. и Гражданской войны деятельность института была дезорганизована студенческой забастовкой и действиями Советского правительства.

11 марта 1919 г. в институт был назначен комиссар — студент ХТИ Л. М. Майер. ХКИ был объединён с юридическими факультетами обоих университетов (императорского и женского), учебные планы были разрушены введением новых «обязательных» предметов, был фактически ликвидирован ценз приёма.

С занятием Харькова Добровольческой армией нормальная жизнь института была восстановлена. Профессора и преподаватели активно участвовали в Белом движении. В здании ХКИ действовали курсы права и политики, проводились заседания Академического союза, в Актовом зале с успехом проходили антибольшевистские публичные лекции. В институте устраивались благотворительные концерты и танцы в пользу лазаретов. В октябре 1919 г. ряд профессоров присоединились к подписантам составленного В. Ф. Левитским «Воззвания русских учёных к Европе» резко осуждавшего большевизм. К началу занятий в сентябре 1919 г. на 1-й курс было принято 850 студентов.

В декабре в Харьков вернулась советская власть. Вместе с отступающей Добровольческой армией город покинули многие ведущие учёные, которые либо эмигрировали, либо прекратили сотрудничество в институте. В конце 1919 — начале 1920 г. советскими властями у института были отняты здание и библиотека, учебная деятельность практически прекратилась.

В 1920 г. коммерческий институт был реорганизован и переименован в Харьковский институт народного хозяйства, бывший в 1920 – 1930 гг. ведущим экономическим вузом УССР.

В 1921 – 1922 гг. институт размещался в помещении бывшей еврейской богадельни по ул. Куликовской и бедствовал. Крайне тяжёлые материальные условия привели к временному прекращению его деятельности. Наконец, в 1923 г. институту было передано здание коммерческого училища по ул. Пушкинской, что создало условия для возобновления нормальной работы. Были воссозданы учебные подразделения – кабинеты, кафедры, семинары.

В ходе реформы высшего образования 1930 г. ХИНХ, подобно другим крупным высшим учебным заведениям, был разделён на отраслевые институты с более узким профилем обучения. На базе промышленного факультета ХИНХ был создан Харьковский инженерно-экономический институт (ХИЭИ). На базе его правового факультета был образован Институт советского строительства и права, что соответствовало его статусу как высшего юридического учебного заведения. В июне 1933 года институт был переименован в Общеукраинский коммунистический институт советского строительства и права. С целью улучшения подготовки кадров-юристов он в 1937 году был преобразован в Харьковский юридический институт. Размещались оба института в бывшем здании коммерческого училища.

В здании же Коммерческого института на ул. Епархиальной в 1921 году была открыта Центральная партийная школа, переименованная в 1923 году в Коммунистический университет имени Артема (в 1937 году он уже назывался Коммунистическим сельскохозяйственным университетом им. Артёма и продолжал занимать то же здание).

Более подробные сведения о событиях, связанных с открытием в Харькове Коммерческого института и строительством его здания на Епархиальной улице (ныне улице Артёма) изложены в статье научного сотрудника ЦГНТА Украины Е.В.Балышевой, много лет изучавшей документы, связанные с А.Н.Бекетовым, «Коммерческий институт в Харькове», написанной специально для газеты «Дайджест Е». Текст статьи выкладывается с любезного согласия автора статьи и редактора газеты:

"В 1888-1889 гг. после проведения Харьковским купеческим обществом закрытого конкурса на постройку Коммерческого училища лучшим был признан проект молодого архитектора А. Н. Бекетова; ему же было поручено и возведение здания (1889-1891 гг.).

«Нечего и говорить, – напишет он позже в своей «Автобиографии», – с каким энтузиазмом взялся я за осуществление в натуре первого своего архитектурного произведения, этого Коммерческого училища. Пришлось преодолеть немало трудностей, связанных с недоверием к молодому архитектору. Однако по мере того как выростали из земли стены здания, меня постепенно оставили в покое. Я, совмещая в себе и автора проекта, и прораба, с моим единственным сотрудником, студентом третьего курса ХТИ, являлись полными хозяевами постройки…»

Как свидетельствют современники, «при учреждении училища имелась в виду патрио¬тическая и религиозная цель»: увековечить память благополучного спасения царской семьи во время крушения поезда на станции Борки 17 октября 1888 г.

В дальнейшем – на годичных собраниях харьковского купечества активно формируется общественное мнение в отношении дальнейших перспектив развития коммерческого образования в нашем городе.

Так, в марте 1892 г., когда уже шла речь об открытии приготовительного, первого и второго классов в названном учебном заведении, газета Харьковские Губернские Ведомости отмечала: «… с открытием Коммерческого училища в Харькове, каждый желающий удовлетворит всесторонне требованиям рациональной коммерции у подрастающих коммерсантов, находит именно в Харькове (для юга России) полную возможность в этом, так как Харьков, как коммерческий центр Юга, предлагает обширное поле коммерческой практики, с другой, – специальное коммерческое образование».

На основании утвержденного устава попечительный совет училища избирает его директором И. А. Виноградова (из С.-Петербурга). Вступительные экзамены производились по программе одного из московских коммерческих училищ; предполагалось, что в целом программа специального коммерческого образования в Харькове будет формироваться «исключительно на практической почве». Местное купечество уверяет при этом город, что, « … положив столько средств и усилий на его (училище – Авт.) учреждение, тем более не пожалеет средств и труда обставить всеми необходимыми пособиями его воспитательно-научную часть».

Заявления, запросы от потенциальных слушателей поступали не только от харьковчан, но и жителей разных городов. Этому способствовало и то, что назначенная годовая плата за право обучения (150 рублей), компенсировалась бесплатным предоставлением каждому слушателю всех необходимых учебных пособий.

Попечительный совет училища подтверждал данные обещания реальными делами в течение 2-х десятилетий. За это время менялся его состав, но среди первых его активных членов следует назвать А.К.Алчевского, П.М.Акименко, Н.А.Жевержеева, И.А.Кобзева.

«Сколько тогда было, 20 лет назад, горячих пожеланий, сколько благодарностей зачинателю дела Н.В.Орлову, поддержавшему «славу и честь» местного купеческого общества, – читаем в статье «Национальная политика» М.О.Меньшикова в газете «Новое время (С.-Петербург)» за 1911 г.

Уже к 1911 г. торгово-промышленный класс Харькова «созрел» для создания Коммерческого института. Активным инициатором выступает купеческий староста коммерции-советник И. К. Велитченко, возглавив комиссию по разработке его устава.

Читаем в ХГВ: «Комиссия признала, что открывающийся в Харькове Коммерческий институт должен принадлежать к разряду высших учебных заведений и давать высшее коммерческое и политико-экономическое образование. Продолжительность обучения в нем 4 года или 8 семестров. Должны преподаваться предметы: коммерческие науки; общее землеведение; коммерческая география; основы политико-экономического учения о финансах; история политической экономии; общая история права; физическая химия; товароведение; ботаника; зоология и др.».

В перспективе, – после 4-х лет работы, – при институте планировалось создать технический отдел, открыть свою лабораторию, библиотеку. Ко второму году обучения намечалось ввести предмет «Горное дело», допустив к обучению женщин. Предполагалось, что сразу же после утверждения устава в Министерстве, будет избран попечительный совет института во главе с его директором, с предоставлением права приглашать преподавателей.

Первоначально институт должен был разместиться в здании Коммерческого училища. Тем не менее, купеческое общество, имея в распоряжении свою собственную землю, в будушем рассчитывало построить для института специальное здание.

В мае 1911 г. состоялось собрание купцов, торговцев и промышленников Харькова «…для обсуждения доклада комиссии по учреждению в Харькове Высшего коммерческого института и выработанного этой комиссией проекта его устава. Председатель Совета съезда горнопромышленников Юга России Н.Ф.фон Дитмар, выступая перед собравшимися, подчеркнул, что «… идея создания института должна исходить от объединенного собрания купцов, торговцев и промышленников Харькова, а не от какой-либо отдельной группы лиц. В целях приобретения нужных средств для обеспечения существования института необходимо самообложение».

Осуществить самообложение предлагалось путем разверстки определенной суммы на всех представителей.

Собрание выносит следующую резолюцию:
1). Признать необходимым открытие с сентября 1911 г. Коммерческого института, учреждаемого Харьковским купеческим обществом.
2). Принять проект устава.
3). Оказать материальную поддержку институту; для этого путем самообложения купцов, торговцев и промышленников ассигновать определенную сумму 20 тыс. руб. с тем, чтобы купцы первой гильдии уплачивали по 35 руб., второй – по 10 руб.
4). Просить купеческое общество немедленно осуществить эти пожелания, и с 1912 г. установить означенные обложения купцов, торговцев и промышленников ассигновать определенную сумму в 20 тыс. руб. Купцы первой гильдии должны были уплатить по 35 руб., второй – по 10 руб.

* * *

Автор статьи доказывал: «Блестящий с еврейской точки зрения успех Московского и Киевского коммерческих институтов раздразнил аппетит и харьковских евреев. Они задумали также устроить под именем коммерческого института свой еврейский университет. Действительная надобность в нем (Коммерческом институте – Авт.), как мне пишут из Харькова, очень сомнительна. И теперешний, то есть Харьковский университет, не переполнен, в Технологическом институте в 1910 г. были даже приняты все, подавшие прошения…

Но для евреев, как известно, в казенном университете установлена 10% норма; в Технологическом институте – конкурс. Вот евреи и задумали обойти это препятствие».

* * *

Напомним: М. О. Меньшиков, известный российский публицист первой половины ХХ ст. Из вопросов государственной жизни живо интересовался только веротерпимостью и народным образованием. В газете «Новое время» «… блеск изложения и чрезвычайная плодовитость» быстро отвели ему видное место в ряду сотрудников; он «являлся одним из самых реакционных «столпов» газеты; высказывал общую для многих русских «патриотов» позицию самосохранения под лозунгом «Долой пришельцев»; активный деятель Всероссийского Националього Союза и ВНКлуба.

* * *

Далее в публикации речь шла о том, что Харьковский коммерческий институт создается «исключительно по инициативе евреев, которые сначала решили приспособить то же самое училище для Коммерческого института, и тогда затрат на него будто бы и не надо. Утром, видите ли, до 4-х часов дня будет действовать среднее коммерческое училище, а вечером, с 5 до 10 часов, – высший Коммерческий институт, которому впоследствии можно будет «выхлопотать» все права.

Хотя это заведение, судя по Киеву (имеется в виду Киевский коммерческий институт – Авт.), будет почти исключительно еврейским, однако решили расходы на него возложить и на русских купцов…»,– уверял читателей Михаил Осипович.

Но при этом автор ссылается на следующие статистические данные:
«… из 329 человек местного купеческого общества 180, т.е. более половины – евреи»;
«… поражает и то, что из 151 купца первой гильдии в Харькове православных только 12, остальные сплошь евреи. Русские купцы преобладают во второй гильдии, где евреев всего 36».

Статья была опубликована 12 мая 1911 г., а уже 16-го числа в биржевом зале под председательством С. Н. Жевержеева состоялось собрание купцов, торговцев и промышленников Харькова и не только для обсуждения доклада комиссии по учреждению в Харькове Коммерческого института.

Представитель харьковского купечества А. П. Егоров в своем выступлении обратился к статье М. О. Меньшикова, опровергая высказанную в ней «еврейскую версию»; напомнил собравшимся, что «гг. Велитченко, Палиенко, Попов настоящие руссаки, притом же малороссы. Вся местная пресса чрезвычайно сочувственно отнеслась к идее института, как рассаднику коммерческого образования, в котором так нуждается русский человек…».

Докладчика поддержала аудитория. Так, И. Н. Семененко заявил, что упомянутая статья произвела на весь коммерческий мир Харькова в высшей степени неблагоприятное впечатление и предложил сделать опровержение на нее. «Меньшиков, – сказал он, – представляет крупную силу, его поддерживает г. Дубяга (директор Коммерческого училища – Авт.), противник учреждаемого института».

* * *

25 июня 1911 г. «депутация» от харьковчан во главе с городским головою А. К. Погорелко направляется в Петербург. Министр торговли и промышленности С. И. Тимашев «весьма сочуственно отнесся к учреждению в Харькове Коммерческого института, но выразил сожаление, что трудно ожидать утверждения его устава к осени 1911 г.: Московский и Киевский коммерческие институты подали ранее документы «о даровании им прав высших учебных заведений». Министр пообещал сделать о Харьковском институте отдельный доклад в Совете Министров.

После возвращения делегации в газете ХГВ снова упоминается имя журналиста Михаила Осиповича Меньшикова: «Что касается шумихи, поднятой статьей Меньшикова, то об этом на приеме у министра не было даже речи. Шумиха эта нисколько не может вредно повлиять на благополучный исход дела».

Создав в Харькове Высшие коммерческие курсы (а именно так называлась эта структура до ее преобразования в Коммерческий институт), в декабре 1913 г. попечительный совет приступает к решению вопроса о постройке собственного здания. По предварительным расчетам его стоимость могла составить не менее 300 тыс. руб., а с оборудованием и мебелью, учебными пособиями, – до 350-400 тыс.». Наиболее желательным являлось пожертвование купеческим обществом для нужд курсов, а впоследствии института, участка земли, принадлежавшего Коммерческому училищу.

На экстренном заседании харьковского купечества (декабрь 1913 г.) сообщалось: министерство поставило условие – для преобразования курсов в институт необходимо соблюдение двух главных условий – наличие собственного здания и свободного капитала. В среде присутствующих возникли разногласия; с отводом земли для строительства Коммерческого института купечество могло утратить свое право земельного собственника… Разошлись все же с единственным мнением – необходимо строить.

* * *

28 июня 1914 г. председатель попечительного совета Харьковских высших коммерческих курсов И. К. Велитченко подписал Договор о постройке нового здания по проекту академика архитектуры А. Н. Бекетова.

Алексей Николаевич дает такие пояснения относительно планировки здания и размещения в нем аудиторий: «… главный учебный корпус находится вдали от уличного шума, на просторе, имея свободный доступ для воздуха и света. На улицу выведен административный корпус здания, трактованный по своей отделке более богато и показно, чем учебная часть здания. Стиль архитектуры главного фасада взят «Эпохи возрождения», времени зодчества «Palladio».

Главный или парадный вход в здание для публики и г-под профессоров намечен в центре административного корпуса, где в первом этаже имеется небольшой вестибюль с местом для верхнего платья, приемная и кабинет директора института, канцелярия по студенческим делам и приемная с кабинетом для врача.

Прямым светлым коридором корпус соединяется с главным зданием института».

Предполагалось, что здание будет представлять большой трехэтажный на высоком цоколе корпус с тремя выступами. Все помещения в нем будут отделаны «с подобающим для высшего учебного заведения изяществом и богатством в стиле «Возрождения», но в то же время с известной, выдержанной везде строгостью. Чтобы эта строгость стиля не производила слишком сурового впечатления, от нее сделано некоторое отступление в виде двух художественных декоративных панно на стенах вестибюля третьего этажа, где аллегорически изображены «Торговля» и «Промышленность», исполненных харьковским архитектором-художником И. С. Загоскиным.

К большому сожалению, доныне эти полотна не сохранились. Но в свое время они выполнили возложенную на них эстетическую миссию: художественно раскрыть подрастающим коммерсантам основные идеи ведения рациональной коммерции.

Среди технических новшеств, использованных Алексеем Николаевичем при постройке данного объекта, обратим внимание читателей на следующие.

В средней части второго этажа главного здания располагалась «Большая» аудитория на 400 слушателей; над ней, на третьем этаже – такая же. «На устройство этих двух больших аудиторий, – читаем в Пояснительной записке, – ввиду их первостепенного значения строителем было обращено особое внимание как на конструктивную сторону, так и на их акустические свойства. Здесь, впервые в России, применен для подобных помещений теоретический метод английского ученого Ф. Р. Уатсона. Он рекомендует при устройстве больших аудиторий для достижения лучшей акустики два условия: 1). Устранение вредных отражений от потолка звуковых лучей. 2). Сохранение хорошо отражающих поверхностей вблизи источника звука с одновременным заглушением остальных поверхностей путем придания им звукопоглашающих свойств». Поэтому архитектор проектирует потолок первой аудитории не горизонтально, как обычно, а уступообразно, используя при этом конструкцию с подъемом амфитеатра верхней аудитории. Внешне потолок имел вид кессончатых, постепенно поднимающихся перекрытий.

Этот же принцип (устранение вредных, отражаемых от потолка звуковых волн) в верхней аудитории достигался «заглушением поверхности потолка прокладкой войлока и устройством кессончатого потолочного фриза».

Второй принцип Ф. Р. Уатсона достигался путем расположения окон в аудиториях таким образом, чтобы позади лектора и с боков его не было оконных проемов: «таковые начинаются лишь на 3,5 саж. от задних стен аудитории, по шести с боковых сторон и по три в передней лицевой стене».

В «Пояснительной записке» отражен также и следующий факт:
«Что касается оборудования здания электрической арматурой. Большая ее часть взята из харьковских складов, остальное было отобрано лично г. председателем попечительного совета И. К. Велитченко в Москве, в том числе, и превосходные бронзовые канделябры (торшеры) для главного вестибюля здания.

Архитектор А. Н. Бекетов в своем проекте предусмотрел не только прочность конструкций здания, но и такие важные практические стороны при его возведении, как предохранение от пожаров, фундаментов – от сырости. Например, коридоры и лестничные клетки здания были перекрыты несгораемыми железобетонными сводами; над третьим этажом – проведена изоляция от промерзания. Над кессончатым сводом парадной лестницы изоляция «произведена особыми соломенными жгутами, пропитанными для придания несгораемости жидкой глиной» (л. 82).

Оригиналы документов (фрагменты к проекту здания Харьковского коммерческого института; смета; отдельные рабочие чертежи) хранятся в Центральном государственном научно-техническом архиве Украины.

В материалах «Сметы на постройку здания», утвержденных Алексеем Николаевичем, мы находим общую стоимость работ здания (объемом 6 580 куб. саж.) в размере – пятьсот двадцать семь тысяч шестьсот девяносто шесть рублей.

Возвращаясь к вопросу об источниках финансирования этого строительства, напомним читателям, что еврейские купцы принимали на себя такое же «самообложение», как и русские…

В уставе Харьковского коммерческого института была определена 5% норма приема евреев.

Интересно было бы проследить, в эту ли «пятерку» в свое время (1918-1919 гг.) вошел талантливый еврейский юноша Сайман (Шимон) Кузнец, впоследствии известный американский ученый, в 1971 г. получивший Нобелевскую премию в области экономики?

В 2011 г. ему исполнилось бы 110 лет.

Думаем, что стены его Allma MATER, бывшего Коммерческого института, ныне учебного заведения сельскохозяйственного профиля, напомнят нам о нем… "

В заключение - несколько снимков здания, сделанных в разные годы:

Виды с институтского двора




Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -