Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

И снова Мироносицкая?

Давно хотелось собрать воедино все свои материалы, относящиеся к территории, ныне занятой сквером «Победа», а точнее, ограниченной нынешними улицами - Сумской, Совнаркомовской, Чернышевского и Скрыпника, попытаться восстановить (в первую очередь, для себя) ту последовательность, в которой происходили на ней перемены и, по возможности, проиллюстрировать эти перемены соответствующим видеорядом. Так что, в этом сообщении речь пойдёт об этом.

Первые упоминания об этой площади связаны, видимо, с кладбищем и деревянной Мироносицкой церковью при нём и относятся к 1701 году. Кладбище в то время находилось за городской чертой, а когда к концу XVIII века вокруг него начали активно застраиваться новые городские кварталы, его закрыли (1792 г). К этому моменту вместо обветшавшей деревянной церкви уже была построена тоже однопрестольная, но уже каменная церковь (1783 г), а рядом с ней - деревянная колокольня с четырьмя колоколами. В 1802 году кладбищенская Мироносицкая церковь стала приходской. Через 30 лет церковь начали перестраивать: в 1813 – 1819 гг были пристроены два притвора, освящённые во имя святого Николая Чудотворца и святых Жён- Мироносиц; главный престол был освящён во имя Тихвинской Божьей Матери и посему Мироносицкая церковь была переименована в Тихвинскую. Кроме того, тогда же было завершено строительство новой колокольни.

В 1837 – 1856 гг – новая реконструкция церкви (по проекту, разработанному архитектором Е.А.Васильевым). Церковь стала пятипрестольной и вновь изменила своё название – стала называться Крестовоздвиженской, поскольку главный престол был освящён в память Воздвижения Креста Господня.

Отвлекаясь от истории развития церкви, заметим, что в 1865 году на Сумской, на углу Сумской и нынешней Совнаркомовской улицы, на средства городского головы купца Костюрина было построено двухэтажное здание для уездного училища (в советское время в нём размещались сначала музыкальное училище, а после войны – театральный факультет Института искусств). Здание это прослужило более ста лет и было разобрано в 1983 году при расширении сквера Победы.

Наконец, в 1890 г была осуществлена последняя реконструкция церкви - по проекту архитектора М.И.Ловцова. В 1909 – 1911 гг – была построена красивая новая колокольня в стиле ростовских храмов XVII века, вторая в городе по высоте после Александровской колокольни Успенского собора. Проект колокольни разработал архитектор В.Н.Покровский.

Что происходило на площади помимо событий, связанных с церковью? Об этом - в ряде публикаций в харьковской газете «Южный край»:

О дальнейшей судьбе этих проектов ничего не известно. Скорее всего из-за начавшейся мировой войны и последовавших затем революционных событий им не суждено было осуществиться.

После революции, как следует из плана Харькова 1924 года, Мироносицкая церковь оказалась на площади Комсомольца (как тут не вспомнить, что площадь с Благовещенской церковью стала в том же 1922 году площадью Карла Маркса).

Какое-то время службы в ней продолжались. Однако 11 марта 1930 года стало последней датой в её истории: в этот день (точнее в 4 часа утра) церковь была взорвана, как сказано в постановлении горсовета, «за счёт строительства оперного театра». С этого момента начался новый период в истории б. Мироносицкой площади – на этот раз под знаком Театра массового действа. В 1930 году был проведен международный конкурс на лучший проект здания для театра нового типа, каким надлежало новому театру быть. Подробнее о конкурсе и о дальнейшем развитии событий на площади – в статье Инны Можейко «Чудо архитектуры Харькову не досталось»:

«…По условиям конкурса требовалась вместимость театра не меньше четырех тысяч человек, зрительный зал и сцена предназначались не только для проведения спектаклей, но и для массовых мероприятий: митингов, демонстраций. Эти принципиально новые требования привлекли внимание архитекторов всего мира. Прислали свои работы даже такие знаменитости, как Ле Корбюзье и Вальтер Гропиус. Всего набралось 144 участника, две трети которых были иностранцами. Такого размаха Харьков не знал ни до, ни после этого события. Для сравнения: на конкурс проектов здания Госпрома, шедевра конструктивизма мирового уровня, было подано всего семнадцать работ.

Большинство проектов театра массового музыкального действа были выполнены в стиле конструктивизма, созвучном той эпохе. Решения предлагались самые невероятные. Одни архитекторы предлагали отменить ярусы, ложи и даже сцену в привычном понимании этого слова. Некоторые новаторы предлагали вместо сцены большое пространство, связанное с улицей, чтобы можно было по ходу действия ввести небольшой танк, броневик и колонны войск. Другие авторы для большего эффекта предлагали поставить специальные запахораспространители и имитаторы звука. В японском проекте лифты должны были поднимать публику ни много ни мало — на тринадцатый этаж. А знаменитый немецкий архитектор Гропиус, предлагая в целом ординарное решение театра, изюминкой своего проекта считал кинофицированные стены, которые позволяли бы уличной толпе увидеть все, что происходило на сцене. Но вершиной архитектурного новаторства стал проект московских архитекторов братьев Весниных, признанный лучшим. Весниных в истории советской архитектуры было трое: старший брат Леонид, средний Виктор и младший Александр. К началу тридцатых годов они были в зените славы. Корбюзье, неоднократно соперничавший с ними во многих международных конкурсах, именно Весниных называл основателями конструктивизма. Действительно, и проект Днепрогэса, им принадлежащий, и проект харьковского театра, который сами Веснины называли лучшей своей работой, сочетали легкость, простоту, мощь и соответствие идеологическим требованиям времени.

Проект харьковского театра братьев Весниных предусматривал три варианта использования сцены и зала. Первый — с классической сценой, декорациями и четырьмя тысячами мест, — предназначался для академических постановок: оперы, музыкальной драмы, комедии. Второй — для спортивных праздников и цирка. Сцена при помощи специальных приспособлений превращалась в арену, а количество зрителей увеличивалось до пяти тысяч человек. Третий вариант предусматривался для заседаний, манифестаций и народных собраний. Здесь сцена превращалась в продолжение зрительного зала, а колонны демонстрантов должны были шествовать мимо нее через два боковых выхода, при этом вместимость зала увеличивалась до шести тысяч человек.

Для постройки этого феноменального сооружения была выбрана территория вдоль улицы Карла Либкнехта (так тогда называлась Сумская) между Совнаркомовской и Сердюковским переулком (ныне улица Скрыпника)…»

Архитектор Виктор Карпович Троценко возглавил группу разработчиков рабочих чертежей. Однако сразу возникли разногласия по поводу облика здания. Городские власти сочли немодным стиль здания и пожелали вернуться к классике. Из предложенных Троценко вариантов один, наконец, утвердили.

Строить начали со стороны улицы Чернышевского — там должны были располагаться артистические уборные, декорационные мастерские — здание было задумано с внутренним двором и проездом с улицы Чернышевского, с фасадом, обращенным к Сумской. Строительство велось неторопливо, а когда в 34-м году столицу перенесли в Киев, и вовсе замерло. Наверху решили, что Харькову теперь такой большой зал уже не нужен, а посему пришлось еще раз переделывать проект — строительство совсем прекратилось...

Появились желающие прибрать к рукам уже построенное здание. И тогда архитектор Троценко разработал проект превращения бывшего театрального здания в жилой дом.

Помимо здания, большой интерес вызывала заброшенная строительная площадка (центр города, великолепное место), причём особенно активны были не самые подходящие застройщики. Чтобы сохранить место, в Гипрограде УССР, который находился в Харькове, приняли кощунственное, на первый взгляд, решение: для первой в Украине троллейбусной линии решили построить там временное депо.

В 39-м году пошел первый троллейбус. К началу войны в Харькове было 27 машин. Во время войны было разрушено 13 троллейбусов, что составляло половину довоенного парка. Некоторые из их числа использовались в качестве баррикад во время уличных боев в октябре 1941 года. Два таких троллейбуса описаны в упоминавшемся в одном из постов дневнике М.А.Усыка:

«…На углу Рымарской и Сумской стоят изрешеченные пулями два троллейбуса. Один сгорел. Другой еще цел. Они преграждают путь наступающим вверх по Сумской немцам. Убитых не видно». По-видимому, речь идёт о троллейбусах, зафиксированных на известной фотографии.

После войны судьбой неприкаянного участка пришлось заниматься в срочном порядке: здание на углу Совнаркомовской улицы и улицы Дзержинского занял лишившийся своего дома обком партии. Окна этого здания выходили как раз на огороженный троллейбусный парк. По одной из легенд, в одно из окон выглянул приехавший с визитом в Харьков секретарь ЦК КП(б)У Н.С.Хрущёв и остался весьма не доволен увиденным. Было решено парк ликвидировать, а на его месте сделать небольшой, но праздничный Сквер Победы. Для этого в Кисловодск был отправлен молодой архитектор Виктор Корж. Он должен был изучить секрет достопримечательности дореволюционной курортной России — Кисловодской стеклянной струи. Как можно судить по фотографии, «наша» беседка, построенная по проекту В.Коржа, выглядит гораздо наряднее и привлекательней своего кисловодского «прародителя».

За беседкой предполагался прямоугольный бассейн, но экскаватор, когда начал его копать, случайно прочертил ковшом большую кривую линию естественного очертания, не предусмотренную проектом, и это очень понравилось всем. Так и получился бассейн не скучной прямоугольной формы, а живописным, каким мы и видим его по сей день.

P.S. Среди не очень богатой подборки довоенных харьковских фотографий часто попадается фото Комсомольского скверика, адрес которого долгое время не удавалось определить. Высказывались даже сомнения в том, что у этого скверика харьковский адрес. Загадку удалось разгадать энтузиастам форума Медиапорта, обратившим внимание на то, что фоном скверика на снимке является здание Делового клуба на нечётной стороне Сумской, а сам скверик занимает прилежащую к Сумской часть нынешнего сквера Победы. Невыясненной пока остаётся дата снимка.

И ещё об одном довоенном снимке, который был опубликован в недавно вышедшем альбоме фотографий С.А.Таранушенко «Пам’ятки архiтектури Слобiдської України». Оказывается, в 1928 году на территории сквера ещё оставались нетронутыми захоронення. Сколько их было? Чьи? Какова их дальнейшая судьба?

P.P.S. Хотелось бы ошибиться, но очень похоже, что почти безмятежный шестидесятилетний период жизни сквера, безусловной доминантой в котором всё это время были беседка с бассейном на фоне прекрасно развивающейся зелени, подходит к концу. Как ни грустно, угроза для сквера исходит от Мироносицкой церкви, на этот раз будущей, которая готовится занять принадлежавшее ей когда-то место. Грустно ещё и потому, что сам проект, на мой непрофессиональный взгляд, вполне достоин быть реализованным, но на территории сквера это может быть сделано лишь за счёт сквера, вплоть до его потери. Печально, если этот прогноз сбудется…




Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -