Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Харьков: "красные" дома

К написанию этого поста меня подтолкнула недавно увиденная книжка Елены Довженко «Словарь исчезнувших названий» Видимо, почерпнутые из неё сведения попали на подготовленную почву: я с 1944 года был одним из жителей Загоспромья и многие из «исчезнувших названий» тамошних домов и улиц уже были во мне и ждали лишь толчка извне, чтобы вновь занять своё законное место.

Я учился в одной из самых известных школ в районе Госпрома – 131-й мужской. В сети сейчас воспоминания о проведенных в ней годах уже не редкость. Из последних прочитанных назову книгу Феликса Рахлина «Мужская школа» и воспоминания Юрия Бровера «Записки советского харьковчанина». Я же, называя школу, хочу лишь отметить, что находится она на улице Бориса Чичибабина (бывшая улица 8-го Съезда Советов) в самой гуще жилых домов «с именами». В нашем классе, например, учились ребята (в порядке убывания «представительства») из «Нового быта» (6 корпусов), «Красного промышленника», «Дома специалистов», «Профработника», «Учительского», «Пятилетки», «Кофока» (дом работников кондитерской фабрики «Октябрь»), «Военведа», «Табачника», «Химика», Дома лётчиков. В памяти каждое «имя дома» прочно связано не только с самим зданием, а и с подъездом, и с образом того, кто в этом доме обитал. С годами мой список «загоспромовских имён» расширился: появились «Швейник», «Красный партизан», «Красный бродильщик», «Наркомовский», «5 за 3», Радянський книгар», «Красный печатник», Дом писателей «Слово», Дом художников. Вот только «железная» определённость, существовавшая в детстве между именем и домом, теперь зачастую отсутствовала. Что тому причиной? И изменения в названиях улиц, и замысловатая конфигурация домов, построенных разными кооперативами, и, не в последнюю очередь, с частотой упоминания этих имён. Ведь если раньше, называя адрес, привычнее было сказать «Кофок», то теперь, конечно, говорят «Данилевского, 10». Свою лепту внесло и то обстоятельство, что эти названия были не вполне легитимными, что ли. Ведь в разных документах один и тот же дом мог зачастую именоваться по-разному. Например, привычный «Табачник», оказывается, сначала был известен как «Радянський книгар». А в недавней публикации Государственного научно-технического архива «До історії міста Харкова: будівництво, промисловість, наука» сообщается, что «у документах також зустрічаємо «Красний книгар».

Мне жаль, что вместе с нашим поколением эти имена для подавляющего большинства домов тоже исчезнут: ведь за ними тоже история, если угодно, дух того времени. Хочется восстановить то, что забылось, и зафиксировать на бумаге и в памяти имена, которые давали наши отцы и деды своим домам.

И появившаяся книжка Елены Довженко, в которой, хочется надеяться, на профессиональной основе (т.е. на основании документов и архивных данных) собрана вся сохранившаяся по этому вопросу информация, может стать той «печкой, от которой можно плясать». Осталось лишь поддержать ею начатое…

Ограничусь для начала домами, имена которых начинались словом «красный». Вот список таких домов, приведенный в книге Елены Довженко:

«Красный банковец» (ул. Артема, 6). Жилой дом, построенный в 1928 г. по проекту архитектора В. А. Эстровича, предназначался для сотрудников Госбанка.

«Красный бродильщик» (просп. Ленина, 12). Кооперативный дом, построенный в 30-х гг., заселили работники ликёро-водочного завода.

«Красный партизан» (ул. Данилевского, 33, до этого – ул. Барбюса, 10). Дом построен в середине 30-х гг. на пересечении улиц 1-й Радиальной и 3-й Кольцевой. Здесь поселились семьи участников Гражданской войны, среди них и бывшие политкаторжане. По-видимому, существовал жилищный кооператив застройщиков, именовавшийся «Красным партизаном».

«Красный печатник» (ул. Чичибабина, 2). Кооперативный дом, построенный в 30-х гг. на 2-й Кольцевой, принадлежал профсоюзу печатников.

«Красный промышленник» (просп. Правды, 5). Дом напротив Госпрома был построен в 1931 г. по проекту архитектора С.М.Кравца. Значительная часть квартир предназначалась для рабочих и служащих Харьковского тракторного завода. Известно, что в доме проживали члены правительства Украины.

«Красный химик», «Химик» (ул. Чичибабина, 4, до этого — ул. А. Барбюса, 6). Жилой дом, принадлежавший профсоюзу химиков, был построен по проекту архитектора Ю.В.Игнатовского в конце 20-х гг. Длинное здание занимало целый квартал (отсюда переименование 1-й Радиальной в ул. Красных химиков).

«Красный швейник», «Швейник» (ул. Чичибабина, 3). Кооперативный дом в пять с половиной этажей построен в 30-х гг. по проекту инженера 3.А.Когана. Принадлежал профсоюзу швейников. Попробую его прокомментировать.

1. «Красный банковец».
Ул. Артёма, 6. Арх.Эстрович В.А. (1928 г)

Имя прочно связано с домом, довольно часто используется и в нынешнее время.

2. «Красный бродильщик».
Адрес дома на проспекте Ленина, 12, указанный Е.Довженко, представляется неверным. Правильный адрес «Красного бродильщика» - Данилевского, 16. А дом по пр. Ленина, 12 назывался «Пятилеткой», точнее, это один из корпусов «Пятилетки» (полное название «Пятилетка за три года»).

Из книги Инги Шамрай “Непридуманное”:

В конце 1929 года, когда мне было полгода, мы переехали на Госпитальный переулок (потом улица Данилевского), 12 (теперь — 16). Дом наш назывался «Красный бродильщик», жили в нём сотрудники и рабочие пивоваренного треста и заводов. «Красный бродильщик» был заложен в 1929 году, «Кофок» — в 1928 году. Эти два дома стояли в грязи за Госпромом. При нас уже строились корпуса «Нового Быта», «П’ятирічки», Дома специалистов, «Красного химика», «Красного промышленника», «Профработника», «Табачника», Дом учителя, Дом “Слово”, Дом «Гипрококса» и «Мукомол».. Всюду были заборы, визжали циркулярные пилы; никаких башенных кранов.

Дом был шестиподъездный (мы жили в проходном пятом), четырёх-пятиэтажный; во дворе около котельной — большая куча угля: место наших игр и беготни. Двор был ограждён от двора «П’ятирічки».



3. «Красный партизан».
Ул. Данилевского, 33 (ранее ул. Анри Барбюса, 10) – на пересечении 1-й Радиальной и 3-й Кольцевой.

По этому дому противоречий между данными, приведенными Е.Довженко, и полученными от жильца этого дома, нет. Любопытно, однако, что почтовый адрес дома, как и адрес, указываемый на различных платёжных квитанциях, – ул. Бориса Чичибабина, 7.

4. «Красный печатник».
Ул. Бориса Чичибабина, 2.

Этот адрес, согласно современной схеме Харькова, имеет весь дом и обычно его называют «Профработником». Е.Довженко называет «Профработником» только ту часть дома, которая располагается вдоль улицы Анри Барбюса, та же часть, что расположена вдоль улицы Бориса Чичибабина, названа ею «Красным печатником».

В альбоме «Харків будує», изданном в 1931 году, приведен снимок ещё одного Дома печатников – часть здания с нынешним адресом Данилевского, 16, выходящая в курдонер (напротив бывшего кинотеатра «Харьков», ныне банка «Грант»). Правда, этот дом не назван там «Красным печатником».

Другие публикации с упоминанием названий «Красного печатника» или Дома печатников мне не известны.

5. «Красный промышленник».
Проспект Правды, 5.

Хороший пример дома с прочно прикрепившимся к нему именем: «Красный промышленник» по отношению к этому дому постоянно на слуху и в наше время.



6. «Красный химик».
Ул. Бориса Чичибабина, 4.

Хотя вопросов по приписке этого «красного» дома к указанному адресу нет, всё же вызывает недоумение фраза в книге о доме длиной в квартал и о связанном с этим временным переименованием 1-ой Радиальной улицы. Может быть, на современной схеме «Красный химик» не ограничивается лишь домом на Чичибабина, 4?

7. «Красный швейник».
Улица Бориса Чичибабина, 3.

Дом имеет замысловатую конфигурацию «жука» и насчитывает 13 подъездов. Приведенная современная схема Харькова ошибочно относит к дому с адресом Чичибабина, 3 лишь две секции с двумя подъездами. На самом деле секции «Швейника» выходят как на Чичибабина, так и на Данилевского, и все они имеют адрес Чичибабина, 3 (см. фото 11-го подъезда, выходящего на Данилевского).

Дом этот включён в перечень мест скорби еврейского населения Харькова, о чём свидетельствует памятная доска:

В этом доме, в 11-ом подъезде с 1929 по 1940 год жил уже упоминавшийся мной в одном из предыдущих постов известный харьковчанин Яков Гельфандбейн. Хочется привести небольшой отрывок об этих годах жизни Якова Ароновича из его книги «Река воспоминаний»:

Вот он, на 2-й Кольцевой – улице имени 8-го съезда Советов, дом «Швейников» – кров моих школьных лет 30-х годов.

Вот и мое окно на 3-м этаже, выходящее на запад и небольшой балкон. Здесь он на переднем плане, в центре снимка, сделанного видимо, тем же немецким летчиком, выделяется светлым квадратным фасадом. В свое время, это был для нас настоящий дворец, после маленькой, в пять метров с подслеповатыми окнами, комнатушки на Малогончаровской улице. Солнце, обилие воздуха и света, мир как на ладони.

С балкона, этого любимого места времяпровождения, в запретные на гулянье часы, хорошо видна часть Харькова, лежащая ниже Клочковских склонов, Лысая и Холодная гора, кирпичная громада Холодногорской церкви. Взгляд влево, упирался в купол Южного вокзала и в белое пятно выделяющегося за ним, со всех сторон видимой Холодногорской тюрьмы. Взгляд направо манил вдаль, в столицу нашей Родины, таинственную тогда Москву…»

И из личного письма: «Все блоки моего дома, по сути дела, идентичны и отличаются лишь индивидуальными особенностями… Мой блок выходил на Данилевского. Давайте пройдем по Чичибабина во двор дома номер 3 и войдем под проезд, выйдя в садик на Данилевского. Двигаясь вдоль правой стены, дойдем до угла и повернем непосредственно направо, первый справа подъезд, третий этаж, если смотреть со стороны фасада – налево, кв.78. Окно кухни и балкон».

Вот и весь список. Вполне возможно, что какие-то дома в него не вошли, пропущены. Мне, во всяком случае, доводилось слышать и о «Красном связисте», и о «Красном кондитере», но вспомнить и сослаться на конкретный источник, к сожалению, не могу. Выкладываю этот пост не без надежды на отклики и на пополнение списка.


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -