Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Прогулка по Николаевской площади 1913 года

Часть I

Прежде всего, почему 1913, а не, например, 2012. Ответ, на мой взгляд, очевиден: список зданий на площади 1913 года богаче. Он включает в себя не только почти все дома, стоящие на площади сегодня, но и ряд других, которые забывать не стоит. Кроме того, ещё отсутствующий на площади 1913 года и присутствующий на ней сегодня бывший доходный дом страхового общества «Россия» (он был построен в 1916 году) обсуждался в одном из последних постов и не является в этом смысле потерей.

Как и в любой обзорной экскурсии, программа-максимум - познакомиться, по возможности, с каждым из домов. Их на Николаевской площади, согласно справочнику «Весь Харьков на 1913 год», насчитывалось 31. Познакомиться и проследить их дальнейшую судьбу. Под знакомством следует понимать увидеть, т.е. найти картинку с изображением здания, и узнать его предысторию – когда, кем и с какой целью оно было построено. Под судьбой – как использовалось в дальнейшем, как менялось (в смысле перестраивалось), а если его уже нет, - когда и почему это произошло.

Хочу сразу заметить, что адреса зданий за это столетие неоднократно изменялись. И это естественно. Но в случае Николаевской площади это происходило не только тогда, когда изменялось название площади, но и при изменении системы нумерации зданий. Отсчёт номеров в 1913 году вёлся от Николаевской церкви (№ 1) и далее по часовой стрелке. В 1919 году площадь стала именоваться площадью Тевелева (в честь погибшего в 1918 году во время немецкой оккупации города члена подпольного обкома КП(б)У М.Тевелева), но нумерация осталась прежней. В 1930 году исчезла церковь и, видимо, когда-то тогда изменилась нумерация зданий на площади: первый номер получил Дворец труда, а все здания на западной стороне площади приобрели нечётные номера. Установить дату этого перехода пока не удалось: в справочнике «Весь Харьков на 1930 год» используется ещё дореволюционная нумерация, а в справочнике «Весь Харьков на 1937 год» - новая (между 1930-м и 1937-м годами эти справочники не издавались). Изменение номера создаёт некоторое неудобство, но не более того. Следует лишь помнить, что в первой половине 30-х годов номера домов изменились.

И последнее. Почему «прогулка»? Хотелось таким образом подчеркнуть неспешный характер этого мероприятия: достаточно большой для одного сообщения объём материала будет разбит на несколько постов и выкладываться постепенно.

Итак, в путь! И первое здание, как уже было сказано, Николаевская церковь.

Как написано в статье «Храм мученик Свято-Николаевский» (сайт «Православные святыни Слобожанщины»), новый Николаевский храм начал строиться несмотря на возражения представителей городской интеллигенции: еще крепкую и достаточно вместительную старую Николаевскую церковь, ценную как историко-художественный памятник, решено было заменить новой, более “модной”. В 1886 году Николаевская церковь была разобрана, а на время строительства нового храма рядом построили и освятили временный деревянный храм. Новый каменный храм основали в 1887 году по проекту епархиального архитектора В.Х.Немкина и строительство велось на протяжении 9 лет. Торжественное освящение нового храма состоялось 3 октября 1896 г.

«Высота храма с крестом достигала 47 м., а от старины в нем сохранился только колокол, отлитый в 1715 г. в Воронеже. Остальная церковная утварь была не старше 1830-1840 гг. и состояла в основном из ценных даров верующих. В архитектуре храма слились воедино архитектура древнерусских и греческо - византийских храмов (напоминал древне - византийскую базилику).

Церковь имела 5 основных куполов, кроме них в виде куполов и полукуполов завершались боковые входы и угловые часовни. В оформлении церкви широко исполнялся “кирпичный” узор, а выкрашена она была в светло-бежевые тона.

Рядом с двухэтажными домами, располагавшимися вокруг храма в конце XIX века, он казался особенно грандиозным, но не утратил своего доминирующего положения и тогда, когда в начале XX века вместо них выросли многоэтажные здания.

Буквально сразу же церковь Святителя Николая стала одним из любимых объектов для харьковских фотографов. Когда смотришь их фотографии, о храме создается впечатление (несмотря на его внушительный вид и массивность) воздушности и некоторой нереальности, так величественен он и прекрасен среди других зданий, стоящих рядом. Точно гость, заглянувший на мгновение из других времен, другого, более счастливого и совершенного мира. И действительно, жизнь Свято-Николаевского храма оказалась лишь мгновением. Ему суждено было погибнуть в столь юном возрасте (тридцать с небольшим лет), который даже по человеческим меркам считается почти детством».

Возвратимся снова к статье «Храм мученик Свято-Николаевский»: « В конце 20-х годов городские власти решили, что на месте Николаевского собора непременно должна быть проложена трамвайная линия. Маршрут трамвая вокруг собора был очень извилист и неудобен, шел по Петровскому переулку, “карабкался” по переулку Короленко, забегал на улицу Короленко. После ряда аварий на этом участке, в том числе с человеческой жертвой, власти города стали задумываться об изменении маршрута. Кто был последней инстанцией в вынесении смертного приговора храму, однозначно сказать сложно. За его уничтожение высказались многоопытные специалисты. Городские трамвайщики - управляющий Никитченко и инженер Подхалюдин - говорили , что это самый опасный участок. Вагоновожатый мол не мог видеть, что делается за углом, рельсы приходят в негодность через 2-2,5 года, т.к. малый радиус закругления настолько усиливает трение, что вагон идя в этом месте режет стружку на рельсах. Кроме того, значительно, мол, изнашиваются бандажи в трамваях, плюс при движении (из-за узкого радиуса закругления) затрачивается вдвое больше электроэнергии и т.п. Все эти проблемы можно было решить одним махом - снести Николаевский собор.

В феврале 1930 г. секретариат постановил закрыть и разобрать Николаевский собор на площади Тевелева. Кирпич и другие строительные материалы планировалось пустить на строительство школ-семилеток. Точная дата взрыва неизвестна. Есть сведения, что 7 марта 1930 года комендант Харькова Петров официально предупредил горожан: “В связи с возможностью в ближайшее время разлива рек и заторов льда комиссия по борьбе с наводнением будет производить подрывы льда у мостов ”. Окна рекомендовали оставлять открытыми, а стекла оклеить бумагой.

Неслучайно архитектор В.Х.Немкин за свои заслуги был награжден орденами Св. Анны и Св. Станислава 2-й и 3-й степени. Собор стоял как вкопанный на хорошем растворе и кирпиче. Опыта “диверсионных” работ против мощных культовых сооружений у подрывников было мало. Взрыв произвели неудачно, завалы пришлось мучительно разбирать еще полгода».

Вниз уходит улица Короленко (бывш. Николаевская), влево, перед зданием, - Пушкинская. Пустое земляное пятно слева - всё, что осталось от "воздушного храма".

Таков финал истории, которую, конечно, можно было бы озаглавить "Трамвай и церковь", как бы соглашаясь с официальной версией причин разрушения храма. Только, думаю, мало найдётся среди наших современников людей, кто не был бы уверен, что проблемы безопасности трамвайного движения послужили лишь удобным поводом к исполнению вынесенного наверху приговора. Не было бы этого, поискали бы и нашли другой.

В советский период здание банка какое-то время использовалось по назначению: справочники «Весь Харьков» на 1925 и на 1930 год свидетельствуют, что в доме по адресу пл. Тевелева, 2 размещается Всеукраинский кооперативный банк «Українбанк», но этот же справочник на 1937 год «помещает» в это здание уже Государственный институт физкультуры Украины. Впрочем, как свидетельствует фото, заимствованное из книги Н.А.Олейника и Ю.И.Грота «История физической культуры и спорта на Харьковщине», институт физкультуры был хозяином здания уже в 1932 году. С той поры спортивная «ориентация» здания не изменилась: в 1947 году, как подсказывает «Телефонный справочник», в нём находился Городской комитет по делам физкультуры и спорта, а с какого-то момента – кафедра физвоспитания пединститута.

В 2003 году крышу здания украсила скульптура "Скрипач на крыше" (скульпт. С. Гурбанов). Прототипом скульптуры стал известный альтист Ю.Башмет.

О том, как использовался дом N 3 (нынешний N 16) в советское время, информации нет. Лишь телефонная книга 1947 года сообщает, что по адресу пл. Тевелева, 16 находится Облхартоптрест. На первом этаже здания всегда располагались магазины («Богдан», «Чарівниця»)

Об использовании в довоенное время дома N 4 сведений мало. Известно, что в 1930 году в нём нашла приют организация свекловодов – «Бурякспілка», а в 1937 размещался Харьковский Инженерный Гидрометеорологический институт. В послевоенное время здание было известно большинству харьковчан как дом, в котором находится Центральный лекторий, и многие из тех, чьё «активное время» пришлось на 50 – 70 годы, поминают его добрым словом. Остались в памяти циклы лекций по искусству, лекции доцента Ю.Соколовского по теории относительности, неизменно собиравшие полный зал, регулярные наезды московского режиссёра Калитиевского, привозившего в Харьков новинки зарубежного кино. Нередко в лектории (и в других клубах) выступали барды – исполнители авторских песен, или, как называл их (и себя) харьковский бард Григорий Дикштейн, - поющие поэты.

Вот как вспоминает эти вечера в лектории бывшая харьковчанка И.Слуцкая:
«Харьков 60-х годов был одним из духовных центров страны, в культурной жизни происходило много неожиданных событий. Центральный Лекторий стал островком вольномыслия. Там бывали такие вечера и встречи, что порой становилось страшновато – не прикроют ли…. Впервые в этом небольшом переполненном зале мы услышали вернувшегося после заключения поэта Бориса Чичибабина, его тихий глуховатый голос заставил зал замереть, и это было потрясением. Здесь нашел свою понимающую аудиторию в то время гонимый в столице Булат Окуджава, о чем он никогда не забывал. Тогда же, затаив дыхание, мы слушали молодого Евгения Евтушенко, а когда читал свои не прошедшие цензуру монологи Михаил Жванецкий, и мы от смеха сползали со стульев, потом оглядывались с удивлением – он все еще там, на сцене, еще «не забрали»?»

По данным 1925 и 1930 года в доме N 5 размещался Наркомсобес – Наркомат социального обеспечения. В 1937 году, когда Харьков уже не был столицей, - Дзержинский райсовет. В 1947 году – трест «Харгаз» и контора «Харжилснабсбыт».




Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -