Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Ю.Бермант: улицы моего детства. Улица Революции.

Недавно мне в руки попал очерк Ю.Берманта "Улицы моего детства", опубликованный в газете "Слобода" 5 мая 2006 года. Очерк понравился и мне захотелось перенести его в журнал, сопроводив иллюстрациями из краеведческих альбомов своего сайта.

Ниже приведен раздел очерка, посвящённый улице Революции.

Война разделила детство на две половины. Довоенное прошло нз Куликовской горе, так когда-то назывался район улиц Садово-Куликовской (ныне - Дарвина) и Губернаторской (ныне — Революции).

Жили мы тогда в доме №14 по улице Революции. Ничем не примечательное здание постройки начала XX века с двух сторон было зажато домами, в которых разместились корпуса академии городского хозяйства (бывший ХИИКС). Двор, казавшийся в детстве огромным, бесконечным, и улица, круто срывавшаяся вниз к реке.

Небольшие улочки, расположенные к востоку от Пушкинской, имеют свой неповторимый колорит. Я бы назвал их Харьковским Арбатом. Особенно выделяются богатой историей и архитектурой улицы Дарвина и Революции. Появились они в начале XIX века. Тогда это была одна улица, называлась она Садово-Куликовской. Там находилось поместье дворян Куликовских. Начиналась она от улицы Немецкой (ныне — Пушкинской), шла в восточном направлении, а затем сворачивала на юг и круто спускалась к развилке Черноглазовской (теперь — Маршала Бажанова) и Куликовской (ныне — Мельникова).

После того как в 1888 году на южном участке улицы разместились дом губернатора и его канцелярия, участок от поворота стал называться Губернаторской улицей, а начальную часть Садово-Куликовской протянули в восточном направлении.

В начале улицы Революции (Губернаторской) обращает на себя внимание трехэтажный дом за оградой. Он построен по проекту архитектора Загоскина в 1891 году для приюта мальчиков-сирот. Теперь в нем размещается медицинское училище (ул. Революции, 3).

На противоположной стороне на углу улиц Дарвина и Революции, где находятся корпуса студенческой больницы и поликлиники, в середине XIX века стояло несколько частных домов.

В одном из них жил известный украинский поэт, ректор университета П.П. Гулак-Артемовский (дядя композитора С.С. Гулака-Артемовского, автора «Запорожца за Дунаем»). Это была незаурядная личность, образованнейший человек того времени, посещавший общество передовых людей-интеллектуалов, где кумиром и авторитетом был Г. Квитка-Основьяненко, Именно в его лице Гулак-Артемовский нашел большую поддержку. Написанная Петром Петровичем басня «Пан та собака» стала первым образцом социальной сатиры на украинском языке. Друг Гулака-Артемовского, декан юридического факультета Александр Мицкевич, познакомил его со своим братом. Поэту Адаму Мицкевичу понравился наш город, и он сказал: «Науки подняли Харьков не хуже, чем торговля Одессу».

На улице Революции стоят бывшие доходные дома и надстроенные особняки. Среди них можно выделить дом № 8, принадлежавший до революции купцу Маркову (он построен по проекту А.Н. Бекетова в 1902 году), дом № 7 заводчика фон Дитмара и дом №10, принадлежавший богатой семье Рубинштейн. В этой семье выросла знаменитая балерина, покорившая Париж, Ида Рубинштейн.

Интерес представляет и здание № 12. Построено оно в 1890 году. Сегодня вместе с бывшим доходным жилым домом № 16 (здание входит в комплекс академии городского хозяйства).

После того, как в 1888 году на улице разместились губернаторский дом и канцелярия, было решено приобрести для губернского управления дом № 12, находящийся напротив. Его арендовали у хозяйки, жены коллежского секретаря Воскресенской. В нем разместились различные губернские учреждения. В народе дом называли губернаторским, хотя на самом деле дом губернатора находился на противоположной стороне улицы.

В памяти заснеженный спуск, который начинался сразу за нашим домом. Папа, еще молодой, катает меня на санках вниз с горы. Транспорт там тогда не ходил, изредка летом проезжал конный экипаж. И только ранней весной, когда взрывали лед на реке, орловские битюги тянули в гору подводы, груженные льдом (холодильников тогда еще не было). Подрыв льда на реке — это было интересное зрелище, оно собирало толпы детворы и взрослых на Горбатом мосту (сегодня — мост Юлия Чигирина). Это были мирные взрывы.

С первыми налетами фашистской авиации начались другие взрывы. Помню взрыв фугасной бомбы, угодившей в маленький домик в начале улицы Мельникова, метрах в двухстах от нашего дома. Мы были в подвале, в бомбоубежище. Вдруг раздался оглушительный свист, а потом страшной силы взрыв. Мама прижала меня к себе, думали — все, конец. После отбоя тревоги все пошли на улицу Мельникова и увидели страшную картину. Погибла целая семья, которая находилась в бомбоубежище, вырытом во дворе. Немецкий летчик промахнулся: его целью была электростанция, которая находилась в районе улицы Кузнечной. На углу улиц Черноглазовской и Революции располагался хлебный магазин, туда на подводе привезли хлеб. Возчик спрятался в магазине, а на улице лежала истекающая кровью лошадь: в нее попал осколок. Собирать осколки после отбоя — любимое занятие малышни. Осколки были еще горячие и, чтобы не обжечься, у каждого имелся совок.

В бывших губернаторских строениях разместился госпиталь для раненых военнопленных. Их привозили на огромных допотопных автобусах. Тяжелораненых выносили на носилках, а остальные шли с видом победителей. Люди на улице сурово молча смотрели на них. Совсем иной вид у этих вояк был после войны, когда они работали на восстановлении того, что разрушили в 1941 — 1943 годах.


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -