Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Второй харьковский бургомистр А.П.Семененко

Весна 42 года... Оккупированный Харьков пережил свою первую зиму. В городе царят разруха и голод. Взорваны электростанция, водопровод и мосты, повреждена телефонная сеть, не работает транспорт, разрушены продовольственные склады, магазины, аптеки, больницы.

Немецкая оккупационная власть определила альфу и омегу функций Харьковской городской управы, которая должна была стать передаточным звеном от военной комендатуры к населению. Немцам не нужны были посредники и защитники интересов населения, им нужны были исполнители приказов. Реальной власти при немцах Харьковская городская управа почти не имела. Все приказы и распоряжения должны были печататься на украинском и немецком языках. Ни один приказ гражданского обер-бургомистра не имел силы без подписи особоуполномоченных немецкого командования — Ромпеля, Мартина, Райхеля и др.

Харьковское городское самоуправление сильно лихорадило на протяжении всего правления первого обер-бургомистра Алексея Ивановича Крамаренко. За полгода им было предпринято несколько попыток улучшить структуру Городской управы, но все они оказались неудачными. Радикальных перемен не произошло и в структуре Харьковской городской управы, так сказать, второго состава, когда ее возглавил Александр Платонович Семененко. Во время оккупации он стал в Харькове одним из лидеров националистических кругов. В сотрудничестве с немцами Семененко видел путь к возрождению украинской государственности. Столь тесная связь с нацистами определила всю его последующую жизнь.

Александр Платонович Семененко родился 27 августа 1898 г. в Елизаветграде. Там же закончил гимназию. Обучался в Киевском университете. В 1917 г. принимал участие в украинском национальном движении. В январе 1922 г. переехал в Харьков. Сначала он поселился в коммунальной квартире у своего земляка на Черноглазовской улице, а затем — на Дарвина, откуда впоследствии уехал навсегда. В 1924 г. закончил Институт народного хозяйства. В 1925 г. приступил к адвокатской практике. В то время В.Блакитный предложил ему подрабатывать в Наркомате иностранных дел переводчиком с русского на украинский язык. В 1937 и 1938 годах Александр Платонович дважды был арестован органами НКВД за «контрреволюционную деятельность». Пребывая под стражей около двух лет, он не признал предъявленных ему обвинений. Ввиду отсутствия доказательств был освобожден из-под ареста. С самого начала оккупации Семененко работал в Харьковской городской управе. Первое время возглавлял правовой отдел, а в 20-х числах апреля 1942 г. был назначен на должность обер-бургомистра Харькова.

Приход к власти Семененко означал полную победу хорошо организованных, дисциплинированных кругов харьковских националистов, которые объединились вокруг него. Именно они заняли большинство ключевых должностей в Харьковской городской управе. Острая борьба внутри городской управы немного утихла. Новая местная власть пыталась исключительно легальными путями формировать украинский облик города, установить общественный порядок, заботиться о развитии начальной школы, культурных учреждениях и церкви, обеспечить население продовольствием.

Семененко издает ряд обязательных к исполнению распоряжений, которые имели позитивные последствия. Первым делом было обеспечено надлежащее санитарное состояние города, что было особенно важно с наступлением теплых дней. Он реорганизовал административное деление Харькова, сократил штаты управы, упорядочил торговлю на рынках. Однако первоочередной задачей была борьба с голодом. Открылись бесплатные и недорогие столовые, хотя обеды там были крайне плохие. Чтобы хоть как-то уберечь население от голодной смерти, стали давать земельные участки. В городе были введены продовольственные карточки, по которым, хоть и не регулярно, можно было получить скудный паек. Открылись начальные школы, детские сады, медицинские учреждения. На короткое время был пущен трамвай, но в первых вагонах имели право ездить только немцы. В некоторых районах появилось электричество, пошла вода. В открывшемся кинотеатре один из утренних сеансов предназначался исключительно для местного населения. Естественно, демонстрировалась пропагандистская хроника о «грандиозных победах Германии на восточном фронте».

И все-таки, невзирая на благие намерения Семененко, над управой нависла немецкая оккупационная власть, которая господствовала в городе. Все, что позволялось осуществлять органам самоуправления, в первую очередь было необходимо для обеспечения более или менее нормальной жизни самих немцев. В таких условиях в конце 1942 — начале 1943 года материальное положение населения города было исключительно тяжелым. Жизнь в городе еле теплилась. Особенно в трудной ситуации оказались старики и дети, которые не имели средств к существованию. Многие не пережили оккупации Харькова.

Явным диссонансом было содержание телеграммы А.П. Семененко «Вождю Великогермании Адольфу Гитлеру», посланной в день так называемого освобождения Харькова 24 октября 1942 г.: «По случаю годовщины освобождения города Харькова победоносными Немецкими Вооруженными Силами от большевистского гнета благодарное население Харькова убеждает, что оно всегда готово сделать все для окончательной победы Немецких Вооруженных Сил над большевизмом».

В середине февраля Харьков был освобожден советскими войсками. Но в марте под натиском превосходящих сил врага они вынуждены были оставить город. После повторной оккупации Харькова А.П. Семененко был вновь назначен на должность обер - бургомистра 30 апреля 1943 г.

6 августа была объявлена эвакуация органов самоуправления. Семененко навсегда покидает Харьков вместе с отступающими немцами. В Германии он работал в министерстве востока, осуществляя юридический надзор за остербайтерами. После разгрома Германии — оказался в английской зоне оккупации, затем с семьей уехал в Рио-де-Жанейро. В 60-х годах переехал в Нью-Йорк. Работал в адвокатской конторе канцелярским служащим.

Умер Александр Платонович 1 июня 1978 г. в штате Нью-Джерси. В 1992 году в Харькове увидела свет его книга-воспоминание «Харьков, Харьков...», эпиграфом к которой стали его слова: «Под хруст искалеченных человеческих судеб проходила молодость. Читалось, работалось, думалось, любилось. Были тучи и солнце, тюрьмы и освобождение, война и спасение. Много чего сгорело, стерлось в памяти. Что не сгорело. хотелось записать».

Вероника Мизина ( «Событие», №9 от 15 января 2003 г.)

В заключение к публикации В.Мизиной приведу выдержку из книги А.В.Скоробогатова «Харків у часи німецької окупації (1941 – 1943)»:
«Друзі з повагою ставилися до О.П.Семененка, а після його смерті певною мірою ідеалізували його постать. Петро Марченко та відомий учений Юрій Шевельов дали йому таку характеристику: «...Елементи пози, театральності завжди були в Семененка. Здається, навіть близькі співробітники не звали його Сашею, а вже напевне ніхто Сашком. Для всіх він був Олександр Платонович... Семененка багато людей любило, а ще вище від любові стояла пошана, і тому ніколи не було амікошонства, завжди зберігався сенс дистанції. Він був - психологічно - пан, — з тих, про кого він сам написав, що вони «виростали без комплексу меншовартості». Він був народжений, щоб стати президентом або прем'єром України. Але України не було, і життя його розтратилося на дрібні судові процеси, на радянські тюрми, на рятування від голодної смерті частини - малої частини - харківської людності в безжалісну добу німецької окупації, на оборону мізерних «прав» українських «остарбайтерів» у Німеччині, на службу в аеропорті, перекладацтво й комерційну репрезентацію гуртової паперової фірми в Бразилії».


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -