Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Краткий курс истории улицы Энгельса

Статья из сборника исторических очерков
«Харьков: пульс прошлого» Инны Можейко

Грохочущая день-деньской транспортом, увешанная вывесками, узкая и короткая улица Энгельса соединяет сегодня Краснооктябрьскую и Благовещенский базар. Когда-то она соединяла две пригородные слободы и два храма. Было это во второй половине XVII века, когда Харьков и городом еще трудно было назвать — так, деревянная крепость на холме и поселения-слободы вокруг. За рекой Лопань как раз и расположились две такие слободы. Центром каждой из них была площадь с церковью — Рождественской и Благовещенской. Между слободами была дорога. Со временем она, как и многие другие, обросла домами и стала улицей, точнее — сначала переулком. Название ему дали простое — Рождественский, поскольку начинался он от церкви. А улицей Рождественской некоторое время называли нынешнюю Краснооктябрьскую, хотя большую часть своего существования она была известна как Конторская. Метаморфоза произошла в 30-е — 40-е годы XIX века: Рождественскую переименовали в Конторскую в связи с появлением на ней завода по производству хлебного вина и конторы винного откупа, в которой хозяйничал знаменитый на весь Харьков купец Кузин; он, кстати, и жил рядом, на один квартал ближе к городу по Екатеринославской (ныне Полтавский шлях), и дом его до сих пор сохранился. Именно тогда «освободившееся» название передали переулку. Впрочем, официальные названия, как и таблички с названиями улиц, появились в нашем городе только в 1804 году.

Улица со временем меняла свой характер, да еще как! Сначала на ней стояли обычные мазанки под соломой, а первые каменные дома появляются здесь только к середине XIX века. Современный облик улицы сложился в результате двух основных волн застройки: первая волна была в 70-е — 80-е годы XIX века, когда здесь строили, в основном, небольшие двух-трехэтажные жилые дома, а вторая пришлась на 10-е годы XX века: именно тогда здесь появились большие здания, принадлежавшие торговым кампаниям.

Прогулка по Рождественской может доставить удовольствие, пожалуй, лишь под вечер, когда поток транспорта, идущего на Благбаз, иссякает. Перестают сновать туда-сюда и озабоченные продуктовыми проблемами граждане с огромными сумками в руках, и можно, остановившись, поднять голову и хорошенько рассмотреть фасады зданий, не везде пока еще закрытые вывесками самого разного характера. Кстати, количество вывесок здесь примерно такое же, как на Сумской и Полтавском шляхе, только они пока еще победней и попроще — нет ни полированного гранита, ни причудливой вязи. Но такой откровенно торговой улица стала лишь в начале XX века, а до того она была местом для жизни, причем селились здесь люди непростые: рядом — буквально в двух шагах — была Екатеринославская — самая престижная улица в XIX веке. Попробуем пройтись по Рождественской сверху вниз — от церкви к базару, и познакомиться с ее жителями.

Начнем с церкви. На ее месте сейчас очаровательный скверик, а до 1920-х годов здесь был храм. Точнее, последовательно, один за другим — четыре храма Первый — ровесник Харькова, деревянный, заменили на новый в 1722 году. Он простоял девять лет и сгорел в знаменитом харьковском пожаре 1731 года. Храм отстроили через четыре года, а в 80-е годы XVIII века заменили на каменный, построенный по проекту архитектора Ярославского.

Напротив церкви — большой дом под № 3. Мемориальная доска на нем извещает, что именно здесь жил наш знаменитый земляк и будущий лауреат Нобелевской премии Илья Мечников — в том нежном возрасте, когда ходил в гимназию и учился в Харьковском университете.

Впоследствии этот дом принадлежал жене статского советника Анне Александровне Рогожиной, которая часть помещений сдавала внаем: здесь была музыкальная мастерская, артель посыльных и... камера мирового судьи 3-го участка: довольно любопытное соседство.

Еще один интересный дом на этом отрезке внешне сегодня не представляет ничего особенного: невзрачная коробка, облицованная желтой плиткой, норовящей обвалиться. А до революции здесь была гостиница, принадлежавшая французскому подданному Лазарю Монне.

В анналы истории он попал, пытаясь заработать на только-только появившемся синематографе. В 1896 году Монне одним из первых устраивал сеансы кино в нашем городе, но, поскольку его техника была плохого качества, дело продержалось всего месяц.

Напротив дома Монне (сейчас это корпус Академии культуры), на противоположной стороне Полтавского шляха — двухэтажный розовый дом Принадлежал он в начале XX века весьма любопытной особе — Мангуби Ханышь Бабаевой, жене потомственного почетного гражданина.

Почтенная дама сдавала свои владения всем желающим: здесь был магазин непромокаемого платья, комиссионная контора по найму служащих, две азербайджанские хлебопекарни, и, наконец — меблированные комнаты с еврейскими обедами, организованные неким Конухесом.

Великолепный дом напротив — гостиница «Москва» — был построен в 1913 году известным харьковским архитектором Покровским на земле, изначально принадлежавшей Христорождественской церкви.

Следующий дом — один из самых красивых на этой улице и один из самых необычных в городе — был построен в 1914 году архитектором Компанийцем в стиле псевдоготики. До того здесь был небольшой домик со слесарной мастерской.

Дом под № 11 — тот самый, где ныне книжная фабрика «Глобус» — принадлежал когда-то Товариществу русских мануфактурных товаров.

Угол Рождественской и Лопанского переулка занимает огромное, пока еще наполовину пустующее здание. В конце XIX века на его месте стоял небольшой домик, принадлежавший крестьянке Марфе Сидоровне Пурцеладзе. Но в 1910 году по проекту одного из самых известных харьковских архитекторов Ржепишевского на его месте было построено как торгово-складское помещение нынешнее гигантское здание.

Кстати, в 20-е — 30-е годы XX века здесь проходили промышленно-показательные выставки ВСНХ УССР. В 80-е годы его взялись реконструировать с тем, чтобы сделать тут художественный салон и выставочный зал, но реконструкция как-то затянулась, и, думается, что торговля все-таки возьмет свое: ничего художественного на этой улице не будет.

Хотя одно исключение все же есть — дом № 17. Архитектор, создавший это чудо в стиле модерн, остался неизвестным, а вот авторство майолики на фасаде, по некоторым данным, может принадлежать гениальному Врубелю.

Соседний дом — опять-таки дело рук и таланта архитектора Ржепишевского: он строился как торговое здание, что не мешает использовать его сегодня как учебное. А архитектурные шутки зодчего, вроде усатого лица с третьим глазом во лбу, при внешней строгости и даже аскетизме фасада, становятся видны только при внимательном рассмотрении.

По контрасту с этим зданием следующее, принадлежавшее почетному потомственному гражданину Виктору Ивановичу Ващенко (одноэтажное длинное серое, с белой отделкой), дает представление о том, как выглядела улица Рождественская, когда здесь не громоздились еще торговые дома.

Далее, на углу Коцарской (которую иногда почему-то называют Кацарской), высится самый дорогой дом на этой улице.

Сегодня он опять-таки основательно ободран и покрыт желтой плиточкой, а как выглядел раньше — сказать трудно. Однако известно, что его стоимость — 77 тысяч 700 рублей на 1909 год (это при том, что дома здесь оценивались от 1 800 рублей до 50 тысяч) и что принадлежал он Торгово-мануфактурному товариществу Г.С.Понизовского.

Напротив целый квартал занимает знаменитый Суздальский ряд.

Два последних дома до угла Чеботарской принадлежали купцам Сергеевым — известным благотворителям; на деньги одного из них еще в середине XIX века построили для Рождественского храма новую колокольню. Правда, к 1916 году среди домовладельцев улицы Рождественской купцов Сергеевых уже нет — видимо, не справились они со все возрастающей конкуренцией.

Улица Рождественская всегда имела свои особенности. Сначала она была местом для жизни людей солидных, неспешных, уважаемых: купцов, дворян. Здесь не было ни чиновников, ни инженеров, ни судейских. Кстати, профессура здесь тоже не селилась — далековато было, по меркам XIX века, до университета. У врачей тоже здесь как-то не сложилось: единственный лекарь — Михаил Данилевский — жил на углу Екатеринославской и Рождественской в собственном доме.

В XX веке патриархальные нравы и тихая жизнь этой улицы были нарушены окончательно и бесповоротно. Советское время добавило в жизнь Рождественской свои парадоксы. Улица, связывавшая две церкви — Рождества Христа и Благовещенскую, что для дореволюционного Харькова было весьма символично, сегодня носит имя Энгельса и напротив Благовещенского собора пересекается с улицей Карла Маркса, Все смешалось в нашем городе...

Июнь 2007 года


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -