Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Моя Родина - Столярный переулок на Москалёвке

И.Н.Чуканова

Столярный переулок - моя Родина. Он совсем небольшой - всего 20 домов, находится в районе Москалевки, между улицами Марьинской и Примакова, параллельно ул. Октябрьской революции, никогда не переименовывался.

Лет 50 назад некоторые дома имели собственные имена, как правило, по фамилиям владельцев или жильцов. В «доме Кашлика» (№ 6) жил сапожник, «золотые руки» которого унаследовал его внук. В «доме Мошкиных» (№ 8), «в приймах» - ветеринар Михаил Мошкин. Дом принадлежал его жене, урожденной Нееленко, кто-то из ее родственников изготовлял бомбы, в доме на Марьинской [1]. «Дом матушек» (№ 9), «дом Бородиных, или дом Шматько» (№ 15), «дом Раевских» (№ 17). В остальных домах были квартиры с отдельным входом, как правило, со двора, т. е. были дома-коммуналки.

29 мая 1914 года на имя моей бабушки, Раевской М.С. (ур. Сыромятниковой), был куплен дом (№ 17) с большим участком земли (самым большим на переулке).

Из «Автобиографии В.Н.Раевского [2]: «В 1914 году мы поселились в собственном домине недалеко от центра города и Университета, в одном из тихих харьковских переулков. Патриархальный уклад «Андреанновки» [ 3], куда мы продолжали ездить каждое лето, сильно отразился и на нашем домашнем строе. Дедушка и Бабушка давно уже покоились на горе на кладбище, жизнь сильно изменилась, но и там, в деревне, и здесь, на Столярном, чувствовалась какая-то связь со старым, не только предшествующим поколением, но и другими более далекими эпохами; чувствовалось, что существует нечто единое, роднящее меня, человека XX века, с моими далекими предками и находящее себе выражение, вероятно, весьма неполное, в тех семейных и местных традициях, которые с любовью старались поддерживать».

В этом же году была сделана пристройка к дому.

Дом был куплен в этом районе неслучайно - мой дед, Раевский Н.П., как тогда говорили, городовой врач, в это время был еще врачом в 4-ой мужской гимназии [4] (ул. Мариинская, 12), вел прием на дому.

Поэтому пристройка была спланирована так, что пациенты из прихожей сразу проходили в кабинет. Дед никогда никому не отказывал в помощи, часто прописывал стакан парного молока утром и вечером от своей коровы [5].

Как я уже заметила выше, дом имел большой двор, который был хорошо отгорожен от улицы, в него можно было попасть только из дома. Во дворе был цветник, фруктовый сад, качели.

В 1935 году, после смерти дедушки и бабушки, дом перестроили и перенесли входную дверь. Во время войны пропали фруктовые деревья, а дом утратил веранду – из нее сделали сарай. В 50-е годы двор стал проходным и сами собой исчезли цветники и качели, а дом «оброс» уродливыми пристройками.

В настоящее время дом - обычная коммуналка, и выглядит так:

Столярный, № 15 («дом Бородиных, или дом Шматько [6]»).

В этом доме, по мнению историка В.Берлина [7], жил прототип чеховского Ваньки Жукова (Гавриил Алексеевич Харченко), у которого бывал А.П. Чехов.

Существует и другая точка зрения [8] - дом, куда приходил Чехов, не №15, а №10.

Но об этом мне ничего неизвестно - старшие не рассказывали. Но, глядя сейчас на эти два дома, представляя, как они могли бы выглядеть лет 100 назад, в этом споре я отдала бы предпочтение дому №15. Я помню этот дом еще с окнами и парадной дверью на веранду (на фото я их дорисовала). Он был таким ладненьким и хорошеньким, только таким и мог быть «собственный дом», а Чехов в своем завещании указывал адрес Харченко как «Москалевка, с.дом».

В конце 80-х этот дом покинули последние жильцы. Они рассказывали, что в конце 40-х, когда они только поселились в этом доме, на стене от предыдущих жильцов оставалось фото дочери «В. Жукова» (младшей?) (она тогда жила на ул. Конторской, ныне ул. Краснооктябрьская).

Самый ухоженный на переулке дом №11 - «дом матушек». За долгие годы он почти не изменился - только появились новые ворота и крыша.

Этот дом (подворье) принадлежал матушкам - послушницам женского монастыря. Матушки занимались рукоделием (филейной вышивкой и стеганием одеял [9]) и выпечкой просфор для всех храмов Харькова. В доме № 9 матушкам принадлежал первый этаж, и было помещение с большой печкой, которая топилась дровами для выпечки просфор. Особенностью этих домов было то, что они имели общий двор [10]. Перед праздниками, особенно перед Пасхой, с самого утра к дому подъезжали машины, из дома выносили большие плетеные корзины, накрытые белыми полотенцами, а сам дом окутывал аромат праздника. Матушки при встрече всегда приветливо здоровались и улыбались, наверно, не только мне. Наши «Дома», если так можно выразиться, дружили. Последняя матушка покинула подворье лет 5 назад, уехав на «дожитие» в Святогорский монастырь.

Дом № 6 («дом Кашлика») не поменял своего владельца и совсем не изменился. Ворота с крышей, калитка со щеколдой! И рамы не поменяли!

Эти два дома, №6 и №9, по-видимому, самые старые на переулке. К ним можно было бы добавить и №15 (как я его помню), но сейчас утверждать это невозможно - дом потерял свое лицо.

Старожилы Столярного переулка - семья Оконевских. Документально установлено [11], что в доме №14 семья живет, как минимум, с 1911 года. К сожалению, деревья на фото закрывают весь фасад. Весной деревья усыпаны белыми цветами, а летом - вкуснейшими абрикосами (знаю, пробовала).

Только два дома из всех двухэтажных имели балконы - №№ 14 и 16, но 16-й к настоящему времени балкон утратил.

Можно еще много интересного рассказать о домах и людях, которые в них жили. Здесь жили врачи, преподаватели, свой ветеринар и свой сапожник, портниха и белошвейка. Был даже, как сказали бы сейчас, правозащитник, который помогал соседям в разрешении всяческих спорных вопросов с чиновниками - писал различного рода прошения и заявления, давал советы.

Очень скромно жила вдова репрессированного писателя, в 50-х писателя реабилитировали и издали, а она потом получила квартиру на Салтовке.

Многие житейские вопросы можно было решить с помощью соседей. Были у нас и свои хулиганы - «сявки» - своих, со Столярного, они не обижали.

Численность жителей после войны постепенно уменьшалась. Все началось с робкого переселения на Павлово Поле, потом массовое на Салтовку и продолжилось скромной эмиграцией. А какие были фамилии! - кроме тех, что я уже назвала - Мокшанские, Гусевы, Карась, Медведевы, Домогаева, Плешивая, Соловьева, Криворучко, Глод, Черкасские, Кириченко, Сулимовские [12], Сугробовы, Дубовик, Годины, Храмцовы, Бражные, Беспаловы, Панасевич...

Всех и не вспомнишь...

[1] Информация получена от Н.М.Мошкиной в частной беседе. О бомбистах на Марьинской (Москалевке?) см. Юрий Трифонов «Нетерпение», Лев Шейнин «Три провокатора».
[2] Рукопись. Личный архив.
[3] Имение Сыромятниковых в Купянском уезде.
[4] В списках преподавателей и персонала гимназии за 1908г. и в последующие годы значится врач Раевский Николай Павлович. Электронный источник - http://forum.vgd.ru/40/41100/30.htm?a=stdforum_view&o.
[5] Раевские держали корову, т.к. семья была большая, а работал один дед. Летом ее выгоняли пастись в сад Квиткинский или Карповский. На зиму закупали сено. Я еще застала сарай с сеновалом.
[6] В доме жила семья Евгения Александровича Шматько (дяди Жени) и Ольги Ивановны Бородиной (тети Ляли). До войны семья Шматько жила в доме №13, а семья Бородиных в доме №10. Брат дяди Жени - Леонид - автор часто «цитируемой» в советское время картины «Доклад В.И. Ленина о плане ГОЭЛРО»

Тетя Ляля шила для соседок (хорошо). Их дочь Валерия (Лера) рассказала мне о фотографии дочери Харченко.
[7] Берлин В. Помнят в Таганроге. Электронный источник - http://korolenko.kharkov.com/kray/Berlin5.html
[8] Чехов и Харьков. Нина Спасская. Электронный источник - http://mirantel.livejournal.com/25039.html
[9] В детстве у меня было одеяло, простеганное матушками. До сих пор храню образцы тонкой филейной работы - рушники, бельевые вставки.
[10] «Дом матушек» - монастырское подворье Свято-Николаевского стрелечанского женского монастыря. Косвенное подтверждение этому нашла на сайте «Харьков: новое о знакомых местах». В статье об улице Октябрьской революции (http://ngeorgij.livejournal.com/22826.html ) сообщается: «За соседним домом № 18 того же купца Серикова в глубине в 1895 году находился Николаевский Стрельчастый монастырь». Здесь, по-видимому, допущена ошибка в названии. Если посмотреть на спутниковую фотографию этого участка , то можно заметить, что дворовые участки №18 по ул. Октябрьской Революции и №11 и №9 по Столярному пер. имеют общую границу на задворках.

В 1930 году Свято-Николаевский женский монастырь в с. Стрелече был упразднен. Подворье в это время, по-видимому, хотя и осталось, но лишилось части владения. Это объясняет наличие общего двора у домов №9 и №11 и жильцов на 2-м этаже дома №9 по Столярному пер.
[11]В семье хранится почтовая открытка, полученная в 1911 году по этому адресу. Информация получена от О.М.Оконевской в частной беседе.
[12]Сулимовские Нина Александровна и Нина Ивановна - врачи. Жили в квартире на втором этаже дома №9, хотя имели собственный дом(№16).



Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -