Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Старый пассаж

В числе утраченных достопримечательностей старого Харькова находился "Пассаж Пащенко-Тряпкина", называвшийся также "Старым пассажем", открытый в 1875 году и разрушенный в годы минувшей войны. Своеобразный торговый объект располагался в центре территории, на которой в XVII - XVIII веках возвышалась Харьковская крепость и в дальнейшем сходились пути, связывающие между собой районы, окружающие со всех сторон центр города. В 1850-х годах предприимчивый купец-домовладелец В.И.Пащенко-Тряпкин выкупил у прежних владельцев — купцов Карповых, Павловских, Расторгуевых и других, принадлежавшие им земельные участки с находившимися на них строениями и стал возводить на них новые и реконструировать старые здания, устраивая в них различные помещения, которые затем сдавал внаем.

Дело оказалось прибыльным и успешно развивалось почти до конца века. Незадолго до своей кончины, последовавшей в 1894 году в Москве, Пащенко-Тряпкин завещал все свои владения в дар городу. Этот патриотический поступок существенно обогатил скромный городской бюджет и принес Харькову немалую пользу.

В числе владений Пащенко-Тряпкина находился так называемый «Большой корпус», частью которого и был пассаж. «Большой корпус» занимал участок, расположенный вдоль бывшего Купеческого (Пащенковского) спуска, ныне именуемого спуском Халтурина, между Университетской и Клочковской улицами. С северной стороны участок граничил со Свято-Покровским монастырём, а на юге перед ним располагалась бывшая Соборная площадь, к которой были обращены колокольня Успенского собора и находившееся напротив неё здание Губернских Присутственных мест, на месте которого теперь устроен сквер с Вечным огнём.

Участок был весьма плотно застроен зданиями высотой от двух до пяти этажей, в конгломерате которых образовалось несколько тесных внутренних дворов. Реконструкция старых зданий, в числе которых находился один из старейших и считавшийся лучшим в городе, магазин Расторгуева, и возведение новых корпусов производилось по проектам и под наблюдением военного инженера-архитектора И.Ф.Колодяжного. Строительство велось экономно, без особых художественных претензий, но прочно и надежно. На первом этаже размещались ступенями, в соответствии с уклоном спуска, различные магазины и небольшие предприятия бытового обслуживания с подсобными и складскими помещениями, на верхних этажах — гостиница с рестораном, еврейская молельня, отдельные квартиры, меблированные комнаты и т.п. В 1870-х годах Пащенко-Тряпкин задумал соорудить в "Большом корпусе" и пассаж. Пассажи, представляли собой проходные галереи, покрытые остекленной крышей, связывающие между собой улицы. По обеим сторонам галерей размещались магазины, витрины которых привлекали покупателей. В XIX веке строительство пассажей приобрело широкое распространение, обеспечивая успехи в конкуренции с менее комфортабельными старинными Гостиными дворами. Проект харьковского пассажа разработал по заказу Пащенко-Тряпкина гражданский инженер-архитектор Д.С.Черненко. Устроен пассаж был в юго-восточном углу корпуса. Галерея состояла из двух отрезков, сопряженных между собой под прямым углом. Один из входов был обращен к Университетской улице и находился на уровне тротуара, а другой был обращен к спуску и по отношению к его уровню находился на высоте третьего этажа. В связи с этим к этому входу был подведен пешеходный мостик, переброшенный над спуском и связанный с аллеей Университетской горки. Эта аллея сыздавна была одним из излюбленных мест прогулок харьковчан, и мостик, ведущий в пассаж, сооруженный по проекту Колодяжного, еще более придал популярности этому месту.

Пассаж, успешно функционировавший до 1917 года, продолжал исправно служить по прямому назначению и при Советской власти, выдерживая конкуренцию с появившимися универсальными магазинами, но его планировка и оборудование устаревали. В конце 1930-х годов началась его реконструкция по проекту архитектора Л.Г.Любарского, но работы оборвала война. В войну 1941 — 1945 гг все части "Большого корпуса", включая пассаж, были разрушены. Их остатки, в соответствии с Генеральным планом восстановления и реконструкции Харькова, предусматривавшего разуплотнение застройки центра, его благоустройство и озеленение, а также раскрытие видовых перспектив, - снесли. На расчищенном месте "Большого корпуса" создали по проекту архитектора Г.Г.Вегмана при участии архитекторов А.С.Маяк, И.Я.Жилкина и М.С.Луцкого существующий ныне террасный сквер с фонтаном и водяным каскадом. При этом раскрылась необозримая прежде панорама Залопанской части города, а сквер оказался в чудесном окружении трёх храмов – Благовещенского и Успенского соборов и Свято-Покровского монастыря.

А.Ю.Лейбфрейд
(«Слобода» - 1997 г – 6 мая)

«Большой корпус» в целом и пассаж Пащенко-Тряпкина, в частности, были популярными объектами для фотосъёмки, что позволяет нам иметь достаточно полное представление о том, как они выглядели в дореволюционное время.

Довоенные советские годы практически ничего не добавили в фототеку Старого пассажа. Много снимков появилось в военное время – к сожалению, фотографировались уже руины: все дома «Большого корпуса» сгорели в пожарах, сопровождавших уход наших войск из Харькова. Сохранилась дневниковая запись очевидца событий тех дней, М.А.Усыка, изданная в последнее время:

«…20.Х.1941 …Во второй половине дня исчез свет, за ним вода. Радио замолчало. Говорят, взорвали электростанцию, водопровод.

Ночью взрывы, взрывы… Взрывают наши.

21.Х.1941 В городе начались пожары. Он объят пламенем. Горит восточная сторона – очевидно, заводы. Горит центр – магазины, склады. Дом НКВД тоже, дом Проектов тоже. С балкона пятого этажа видно море огня. В воздухе носятся тучи копоти и толстым слоем покрывают лицо, одежду, землю.

Я с другими дежурю во дворе – стережем, чтобы не подожгли. Говорят, хулиганье из озорства на это способно. Ходим и беседуем. Где-то слышна пулеметная и ружейная стрельба…

22.Х.1941 Пожары в городе не прекращаются. Сегодня огонь еще больше чем вчера. Совсем близко, на Театральной, горит жилой дом. Никто не тушит. Мудрено – воды все равно нет…

23.Х.1941 …Пулеметная дробь сильнее раздается в центре и в стороне вокзала. Но все же она не так сильна, как предполагалось. Значит, город, видимо, будет сдан без особой борьбы.
Пожары продолжаются.

24.Х.1941 … Часов в 12 дня из окна угловой комнаты увидел впервые – неясно – движущихся немцев, – по Ветеринарной, через Пушкинскую на Технологическую. Народ высыпал на улицу. Встречать? Нет, глазеть…

25.Х.1941 …Поворачиваю к Университетской. Глазам предстал весь выгоревший дотла квартал с левой стороны Университетской. Местами дымится. Сгорела библиотека финансово-экономического института. Как жаль! С правой стороны улицы, начиная от здания музея революции – старый пассаж и все прочие здания, примыкающие к нему вплоть до Клочковской, – все сгорело.

Прохожие останавливаются, укоризненно качают головами.

Дом Красной Армии цел...»

(М. А. УСЫК. «День за днём. Харьков: 20.10.41 – 23.02.43»)

На немецких фотографиях (а их подавляющее большинство) - остов пассажа, как правило, служит фоном для фигур завоевателей, фотографии наших – могли бы пополнить папку фотодокументов на судебном процессе военных преступников. Собственно, у всех этих фотографий автор один – военный корреспондент А.К.Брынцев. И датированы они ноябрём 1941 года, т.е. сняты в оккупированном городе. Очень хотелось бы узнать историю их появления. Может быть, мог что-то рассказать об этом А.Ю.Лейбфрейд, в каталоге которого они собраны. Или устроители ежегодных фотовыставок в саду Шевченко, активно использующих работы А.К.Брянцева.




Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -