Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Собачья жизнь в старом Харькове

Репост robinzon.tv

О домашних животных, проживающих в Харькове, мне не доводилось читать не только книги, но и сколько-нибудь приличной статьи. Хотя, наверное, такие статьи есть. Несколько лет назад, мы с одним очень известным историком, говорили о том, что начинаем новый издательский проект, посвященный этому вопросу применительно к Харьковской губернии, он, очевидно, забыл, а я всё это время собирал документы и публикации в дореволюционных изданиях.

Сегодня мне хотелось бы написать о собаках, посвятив эту публикацию, своему псу – Ричарду, с которым я провел самые счастливые годы жизни. А в недалеком будущем у меня есть огромное желание написать и о птицах, и кошках, а главное об отношении харьковчан прошлых столетий к домашним животным.

Описывая собачью жизнь, следует сказать, что она была довольно разной. Богатая публика – дворянство, содержало породистых собак для охоты, и о них пойдет речь тоже в отдельной публикации. А вот у обывателей города были совершенно обычные дворовые собаки, без всякого намека на породу. Как обычно, я помещаю несколько фотографий, на которых отражены их удивительные морды!

Собаки появились в Харькове очень давно, насчет века XVII сказать не берусь – в документах не встречал, а вот в 1702 г. жаловался казак харьковской 1-й сотни Карнаушенко, что соседка его Щеглиха выменяла ему щенка на холстину, обещав, что кобель будет крепкий, а выросла обычная шавка. А слышала жена Карнаушенка похвальбу Щеглихи на подпитии, что дескать подобрала она щенков на улице у бродячей собаки. Таким образом, мы видим присутствие в городе собак во дворах и бродячих на улице. Потом мне попалось дело за 1746 год в связи с тем, что собака из двора подпомощника Шарого сорвалась с привязи и понеслась по улице. Будучи огромных размеров пёс напал на проходящую с базара семью Павловых и искусал все семейство, спасла их курица, которую псина вырвала из рук женщины и унеслась с ней в свой двор. Павловы требовали компенсации и за себя и за курицу – 3 рубля, дорого по тем временам, ведь курица стоила 5 копеек медью!

Значительно больше документов о собаках в Харькове начинается со времен наместничества. Во время посещения Харькова императрицей Екатериной Великой бродячих собак отловили всех, занималась этим гарнизонная команда. Любопытно, что часть собак была продана в Белгород городским сторожам, а деньги 2 руб. 75 коп. не знали на чей счет внести, лежали они в особом сундучке запечатанные печатью, пока не сменился командир гарнизонной команды и выяснилось, что денег в сундучке нет. Было следствие, но виновного за давностью лет (почти 4 года) не смогли отыскать.

Особый случай произошел уже в XIX столетии ранней весной. Ледоход в Харькове ждали и ходили на реку полгорода смотреть: выдержат ли мосты, какая будет вода, и гадали затопит ли в этом году город, или нет. Вот в один из таких дней через реку по льду переходила маленькая бродячая собачка, в этот момент начался ледоход. Собачка заскулила и заметалась по куску небольшой льдины, сотрясаемой другими льдинами. Вдруг из толпы, прямо в реку бросилась другая, крупная бродячая собака, пытаясь пробиться к скулящей маленькой. Оба берега р. Лопани и ближайшие два моста заполненные горожанами, застыли в оцепенении, настолько их поразила собачья дружба. К сожалению обе собаки погибли рядом друг от друга раздавленные льдами.

В начале 1880-х годов в Харькове скопилось огромное множество бродячих собак, которые собирались в большие стаи, нападали друг на друга и устраивали такие побоища, что полиции приходилось вызывать пожарный обоз и заливать своры бродячих собак водой. Нередко такие стаи нападали и на людей, особенно на женщин и детей. Хуже всего, если среди них были зараженные бешенством собаки. Искусанные ими жертвы чаще всего умирали, т.к. в Харькове это заболевание ещё не лечилось. Редким людям удавалось выехать в больницу Пастера в Париж, ведь путь туда стоил денег, а там ещё нужно было жить в течение 1-2 месяцев. Иногда харьковское общество собирало в складчину деньги для спасения детей из бедных семей. Благодаря таким поездкам, когда детей сопровождали харьковские врачи, и был передан опыт лечения бешенства, а в Харькове 25 марта 1888 г. была открыта бактериологическая станция. Только за первый год её существования было излечено от покусания бродячими собаками 108 человек из Харьковской губернии.

Проблему бродячих собак Харьковская городская дума пробовала решить через создание Харьковского общества покровительства животных. Город выделил квартиру с отоплением и освещением, а также лошадь с фургоном для перевозки собак. На трех служителей платилось жалованье по 13 руб. 50 коп. Только за 1885 год «общество» поймало 1748 бродячих собак, истребив более 700 из них. Однако в 1886 г. по предварительным подсчетам в городе проживало до 5000 бродячих собак. Один из путешественников отметил, что Харькову нет равных среди городов Российской империи по числу и разномастности бродячих собак, в Мире он может уступать только Константинополю, который тогда считался собачьим городом.

Стаи собак по 10–12 особей бродили по улицам и площадям, а особенно по скверам. Между ними было очень много собственно бездомных, бродячих собак, прибывших в город из соседних деревень, вместе с хозяевами-крестьянами и затем затерявшихся бесследно. Изнуряемые хроническим голодом, грязные, запуганные, они рыскали по городу и забирались украдкой во дворы в поисках пищи. Ночью же они ютились в кустарниках, ямах, в подворотнях у стен и заборов. Но не меньше этих бродячих собак было и других – дворовых, доморощенных. Они подобно пришлым также рыскали беспрепятственно по городу, так как их хозяева не присматривали за ними, а многие бедные домовладельцы и вовсе их не кормили. Только на ночлег такие собаки приходили в свой двор. От этого часто случались курьезы, такие собаки бросались на жителей своего двора, как на чужих, с лаем.

Печальна судьбы многих бродячих собак, они в будние дни подвергались нападениям юных живодеров. Оттого большая часть одиночных собак, боится любого прохожего и бросается бежать. Вдогонку нередко им бросали камни, калеча несчастных животных. По праздникам одинокие живодеры сами собирались в «стаи» и коллективно издевались над попадающимся им собакам. Бывали случаи, что и породистые собаки подвергались насилию такой «публики», несмотря на то, что на них имелись приличные ошейники. Особенно страдали от живодеров такие кроткие по нраву собаки как пойнтеры и сеттеры.

В 1899 г. Харьковская городская дума ввела особый налог для домашних собак: 1 руб. для живущих на центральных улицах и 50 коп. для окраинных. Платеж налога осуществлялся до 1 апреля ежегодно. Тем, кто не оплачивал налог вовремя насчитывалась пеня, а в последующие дни при неуплате собака изымалась у владельца. Каждый год при уплате налога выдавался особый номерной жетон, который вешался на ошейник собаки. По нему устанавливали владельца, если собака терялась. (Я счастливый обладатель одного такого жетона с гербом города на одной стороне и номером на другой). В первый же год в Харькове было зарегистрировано 4190 собак.

Информация из газеты «Утро» за 17 августа 1912 г. Сколько собак в Харькове. По сведениям городской управы, в первом полугодии 1912 г. зарегистрировано в Харькове 3 365 собак.


Free counters!

Яндекс.Метрика

 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -