Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Местная жизнь. 1912 год.

Часть 4

В казённой винной лавке

- Если Вы будете писать о противоалкогольном съезде, то не передадите ли мои воспоминания, - сказал мой гость, - я был сидельцем в казённой винной лавке…

«Это было два года тому назад… Два года тому назад я поступил сидельцем в казённую винную лавку №… в Х – вской губернии.

Когда я в первый раз в жизни очутился за решёткой, я почувствовал себя как бы оторванным от мира со своими бутылками, полубутылками, сотками… Но потянулась волна народу, и я начал изумляться, откуда взялось столько покупателей.

Откуда? – Лавка стояла почти в поле, на перекрёстке нескольких дорог, возле маленькой деревушки. А покупатели стояли длинной вереницей, ожидая очереди, словно около кассы театра, в котором должен состояться интересный спектакль.

Это с утра, как только открылись заветные двери, а потом стали входить беспрерывно, поодиночке и группами, и я слышал всё одно и то же слово:

- Бутылку!

Или:

- Полбутылку!..

Я торопливо беру деньги, даю водку и жду, что вот, наконец, оборвётся эта жадная живая лента, и я отдохну, но она всё не обрывалась:

- Бутылку! Бутылку!..

С улицы через открытые окна и дверь я слышу хлопанье, покрякиванье, плеванье – там пьют…

На лужайке перед лавкой появились кучки собеседников. К решётке всё подходят и подходят… Положительно спивается вся деревня…

- Послушайте, - спросил я благообразного плотника, пришедшего за водкой, - кажется, завтра здесь будет праздник?

- Нет, праздника нету. Праздник будет недели через три.

Плотник взял две копейки сдачи, перекрестился и опустил их в благотворительную кружку. Монета громко стукнула в пустой кружке. Больше туда за весь день никто ничего не опускал.

Плотник вышел… На улице раздался хохот… Я взглянул в окно и увидел, как пьяный парень толкал коленом подвыпившую женщину, а она бранилась и все смеялись.

Рябой парень с подбитым глазом появился в третий или в четвёртый раз…

- Бутылку, - мрачно спрашивал он, отхаркиваясь… Этот парень почему-то сразу внушил мне отвращение и какое-то странное ощущение страха.

За лавкой поднимается брань и возня.

- Что такое?

- Ничего – пьяные дерутся…

Пьяные дрались и ругались… И как ругались! Я никогда не предполагал, что можно браниться так ужасно, а, главное, беспрерывно. Особенно отличался какой-то старик, которого все называли ратником. Он сидел перед самым окном лавки на скамеечке и с кем-то дружески разговаривал, но весь разгоаор его состоял из самой отборной, сквернейшей брани…

К решётке всё подходили и подходили и я, отрываясь от окна, слышал только одно и то же требование:

- Полбутылку, бутылку, четверть!

Меня начали колоть эти слова и в сердце невольно закрадывалась тревога… В первый раз в жизни я, выросший совсем в чуждой деревне обстановке, привыкший совсем к другим людям, очутился среди пьяных…

Голова болела и как-то невольно стало казаться, что в лавку идут не люди, а ползёт какое-то одичалое чудовище, а я снова и снова даю ему отраву, веду его к наступлению, к бешенству…

- Бутылку, бутылку!..

Я начинаю вздрагивать при каждом требовании, меня передёргивает от висящей в воздухе на улице и врывающейся в лавку ужасной брани…

Не случится ли несчастье? Несчастье в пьяном угаре в этой толпе диких, страшных…

Я уже не смотрю на посетителей. Беру деньги и сую посуду… Кто-то не додал пяти копеек…

- Недостаёт пяти копеек…

- Небось за мной не пропадёт…

Рябой парень… Я молча покорился ему…

…Со мной случится несчастье. Я верю. Меня ограбят, убьют. Эта дикая оргия не может пройти бесследно. Вот этот рябой и убьёт…да, да, он способен убить…

На лужайке завыла женщина, били женщину. Потом ещё кого-то били, потом гоготали…

Дверь отворилась и я вздрогнул.

- Обедать принесли…

Милое личико квартирной хозяйки несколько успокоило меня, но я сразу не разобрал, о чём она говорит, и смешался.

- Что? 12 часов? Но я не могу есть… Благодарю…

Она ушла... Неужели и она пила? Здесь все, все пьют… Мало-помалу мною совершенно овладела тоска и отчаяние. Когда же, когда кончится всё это?

- Бутылку, бутылку...

Других слов нет. Я даю зверю новую и новую отраву и всё злее, всё несдержанней, всё неумнее становится он… Животный страх охватил меня…

Рябой потребовал бутылку в долг. Он не просил, а требовал, а я молча, рабски, не заявив протеста и даже не взглянув на него, дал ему водку.

Но, слава Богу, лавку закрыли, и я очутился на улице... На воздухе я с изумлением оглянулся: как? Ещё есть красивое, сияющее зарёй небо? деревья? трава? За день я до того ушёл в себя, мне так было страшно, непривычно и больно, что, казалось, на свете ничего не было, кроме меня и моей пьяной тюрьмы.

Я вышел к деревне, и странно: все встречные мне казались… пьяными… Все… бесконечной вереницей тянулись они к проволочной решётке и с ними шло безумие…

На квартире я спросил у хозяйки:

- Почему так много народа идёт в нашу винную лавку?

- Здесь сходится несколько дорог и все окружные деревни покупают водку у нас…

- Страшно торговать водкой, - сказал я, вздохнув…

И хозяйка, и дочь посмотрели на меня с удивлением и, кажется, с испугом.

Ночь я проспал тяжёлым сном смертельно утомлённого, измученного человека, а наутро, когда снова отворились двери лавки, мне было как-то неловко за мой вчерашний страх… Я просто не привык, да, не привык… И это мальчишество! Я продаю водку, ну, что ж? Разве водку навязывают? Вольному воля – кто хочет, тот пьёт. Не я – другой будет продавать…

Но всё-таки, как я ни успокаивал себя, я не мог отделаться от скрытого беспокойства… И за решёткой я стал бояться вчерашней тоски, я чувствовал, что не выдержу…

Первым пришёл рябой парень. Теперь у него были подбиты два глаза. Он принёс долг и спросил охрипшим голосом бутылку… Потом стали появляться другие покупатели, и опять на лужайке стали щёлкать, плевать, опять повисла брань и опять приплёлся ратник с бабами…

Поползло жадное, странное, страшное животное, пьющее отраву и беснующееся… Опять заболела голова у меня и дрожащими руками я стал выдавать посуду, плохо считать деньги…

А когда вошла квартирная хозяйка и спросила, не будут ли какие поручения в городе – едет работник, я вскочил, поспешно закрыл лавку и сел с работником…

В акцизном управлении я сказал, что заболел…

Я был действительно болен, пробыв в казённой винной лавке сидельцем полторы суток».

Я обещался исполнить просьбу собеседника и воспоминания его помещаю в «Утре».

А.Е. («Утро», 24 августа 1912 г.)

Потребление водки в Харькове. 17 августа 1912 г. Согласно данным губернского акцизного управления, в течение минувшего июля из 49 казённых лавок г. Харькова было отпущено 21577,6 ведра водки на сумму 182 063 руб. 33 коп. Если принять численность взрослого населения Харькова равным 200 000 человек, то на каждого человека приходится в месяц более, чем по две бутылки водки.

В союзе «трезвенников». 8 января 1912 г. В пятницу, 6 января, в помещении союза трезвенников (Петинская, 73) состоялось довольно многолюдное собрание членов союза.

Собрание было открыто речью о. Михаила Слуцкого, сделавшего обзор мероприятий по борьбе с пьянством в Западной Европе и Америке.

Затем дебаты перешли к деятельности местного отдела. Целый ряд ораторов говорил, что борьба с пьянством в Харькове в значительной мере тормозится и усложняется широким развитием беспатентной продажи питей. Чуть ли не в каждой мелкой лавчонке, по мнению говоривших, можно достать не только пиво, но и водку. Все ораторы указывали на необходимость борьбы с этой торговлей, но никто не указал способов борьбы.

Затем один из членов общества произнёс интересную речь на тему о необходимости привлечения в союз возможно большего количества женщин как наиболее чувствующих тяжесть от пьянства своих мужей, сыновей, братьев. Речь эта вызвала одобрение со стороны присутствовавших женщин.

Решено устроить из членов союза музыкальный и певческий кружки. Решено обратиться к лицам, могущих взять на себя руководство этими кружками.

Война со спиртными напитками. 4 февраля 1912 г. Г. харьковский полицмейстер, принимая меры по искоренению производимой в бакалейных и мелочных лавочках, кваснях, столовых, булочных и т.п. беспатентной торговли спиртными напитками, 31 января поручил чинам полиции проверить этот род торговли в указанных торговых заведениях. Обнаружено: в районе 1-го участка 23 случая беспатентной торговли и хранения спиртных напитков; отобрано 2 ведра в разной посуде водки и 240 бутылок пива; в районе 2-го участка из 30 лавок 18 торговали спиртными напитками; в районе 5-го участка из 27 осмотренных лавок 13 торговали, в них найдено полтора ведра водки и два с половиной ведра пива; в районе 6-го участка во всех 20 осмотренных лавках обнаружена беспатентная торговля и отобрано около 3 вёдер водки и такое же количество пива. О всех этих случаях составлены протоколы, которые направлены акцизному надзору.

Противоалкогольный день в Харькове. 3 августа 1912 г. В харьковский отдел всероссийского трудового союза христиан -трезвенников поступило следующее предложение главного совета союза: 30 мая с.г. советом всероссийского трудового союза христиан -трезвенников получено разрешение на устройство 24 сентября в С.-Петербурге «Противоалкогольного дня». В этот день на улицах будет происходить продажа жетонов (дубовый венок с девизом «Трезвость – счастье народа») и брошюра и бесплатная раздача листков против пьянства. Уведомляя об этом все отделы союза, совет надеется, что и харьковский отдел присоединится в вышеозначенный день к противоалкогольному движению, организовав собственными силами и средствами местный «противоалкогольный день» по примеру петербургского. Денежные средства, какие будут собраны отделом, пойдут всецело в его пользу на борьбу с пьянством. Харьковский отдел принял предложение и возбудил уже ходатайство перед г. харьковским губернатором. Кроме того, отдел обращается ко всем харьковским обществам трезвости с приглашением принять участие в устройстве «противоалкогольного дня» 24 сентября – по примеру петербургских обществ и по той же программе.

Беспатентная торговля водкой. 8 ноября 1912 г. В ноябре по всем полицейским участкам, с целью обнаружения беспатентной продажи спиртных напитков, по лавочкам, столовым, квасным и проч., были произведены внезапные обыски, причём из 174 осмотренных помещений спиртные напитки обнаружены в 119. Всего отобрано: водки 262,5 бутылки, пива 147 бут., вина 8 бут., 1 бут. рябиновки и 0,5 бут. коньяка. Отобранные напитки препровождены на хранение в сыскное отделение.




Free counters!

Яндекс.Метрика

 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -