Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Страничка истории: Харьков 40-х годов XIX века

«Утро», 11 ноября 1912 года

Харьков 40-х годов, как и вся Русь православная, вполне подходил к известному стихотворению Хомякова:
В судах черна неправдой чёрной
И игом рабства клеймена;
Безбожной лести, лжи тлетворной,
И лени мёртвой и позорной,
И всякой мерзости полна!

К Фемиде, по словам историка, подходили с приличными дарами…

Первым богачом в губернии был Хорват, отставной генерал. Он поставлял в казну «горячее вино», имел 4 000 душ крестьян и оставил после себя «вечную память», получив с казны 400 000 на суконную фабрику и не заведя ни одного станка.

Зато обед у Хорвата был великолепный, на золоте и серебре. Хозяин хвастался, что угощает «по-придворному»… После обеда – карты. Любители азартных игр были откупщик и некто по прозвищу Кривошеин. Хозяин вместо денег играл на… вино… несколько сотен вёдер.

За обедом и после оного любили пить знаменитое Венгерское, которым снабжал харьковцев отставной профессор Стойкевич, выписывая вино прямо из Венгрии.

Послеобеденные разговоры относились преимущественно к старине, - говорили об украинских степях, о казаках, передавали украинские легенды.

В 37-м году харьковцы устроили бал императрице Александре Феодоровне, очаровав высокую гостью.

Аракчеевские военные поселения и конные полки снабжали харьковское общество военными кавалерами, «необходимыми для балов и собраний», - пишет в своих мемуарах Козанько. Вихрем налетали на Харьков уланы, гусары, кирасиры. Чиновники учёные (много было неучёных) были тогда нарасхват приглашаемы в лучшие дома для просвещённых бесед. Часто танцевали в пользу бедных…

Любопытна в истории страничка о харьковском оригинале профессоре докторе Рейпольском. Летом и зимой, в жару и в морозы этот чудак ходил до конца дней своих в неизменном фраке-вицмундире. Закалив свою натуру, доктор купался в прорубях. Каждый день рано утром он отправлялся к реке «омыть грешное тело».

Между прочим, профессор ненавидел иностранные слова. Туфли у него были - шлёпанцы, философия – любомудрие, зонтик – дождевик или солнцевик, губернатор – кормчий, губернаторша – кормчая, студент 3-го курса харьковского университета – заниматель-словесник 3-го бега харьковской всеобщницы.

Отдавало харьковское общество дань мистицизму, отличаясь начитанностью. В 1815 – 1835 годах в обществе – интеллигентном – царили Карамзин, Каразин, Сковорода, не чужды были Жуковскому и Пушкину… Это образованные, ну, а остальные жили по-своему.

Одной модистке-мещанке супруга высокопоставленного лица пожелала заказать бальный наряд на предстоящий на следующий день бал. Модистка отказалась. Дама передала о необычайном казусе полицеймейстеру, потребовав наказания дерзкой. И последовало примерное наказание: модистку заставили мести мостовую в шёлковом платье, модной шляпке… Кто-то убедил обидчивую даму простить модистку «во избежание скандала» - уж очень и тогда бросалась в глаза высокопоставленная глупость и обидчивость.

Взяточничество было сильно развито, несмотря на сентиментальность. Брали власти, брали служители Фемиды, - все брали. О полиции и говорить нечего: «купечество и все торгующие были данниками полиции. К праздникам и ко дню ангела его благородия или высокоблагородия, кладовая их наполнялась головами сахара, фунтами чая, винами, ромом и проч., и проч., и проч. На базаре у полиции был беспрерывный текущий счёт»…

Блаженные времена! Историк сообщает, что в эти блаженные времена не брал только тот, кто не хотел, а таких людей было мало и над ними издевались, преследовали их как людей «вредных».

Взяточничества «в некоторых своеобразных формах была нечужда даже профессорская коллегия… Брал философ Шад, а проф. Пахи-де-Совиньи выставлял хорошую отметку по своему предмету за ранее полученное вознаграждение, - об этом сообщает и Н.И.Костомаров, державший экзамен у профессора.

Любопытна сатира на губернатора Кокошкина:
«Вот диковинка какая, - слух у нас тут распущён,
Что Кокошкина вся стая да и сам он упразднён.
… Так прощайте же, властитель трёх губерний, навсегда,
Меценат и покровитель низкой лести. Вы труда
Никогда не задавали своей умной голове,
На бумагах всех писали резолюцьи – строчки в две:
«На законном основаньи предлагаю поступить»
Или просто без сознанья: «Губернатора спросить»…

В 40-х годах в Харькове было много купеческих домов, славившихся обширной торговлей. Но купечество, рассказывает летописец, жило ещё более замкнутой жизнью, кастовой жизнью, чем дворянство, твёрдо держась стародавних обычаев.

Старые тузы редко показывались на люди, носили длинные бороды, длиннополые сюртуки, шубы на лисьем меху. Молебны у них служили преосвящённые с хором архиерейских певчих, после чего следовало приличное и богатое угощение и щедрая раздача милостыни нищим.

Купеческие жёны посещали модные магазины Саде и Гельм, дочки гадали на бобах, на кофе, на «Премудром Соломоне»…

Гостеприимство было обязательным.

Любопытны нравы духовенства. Приехавший в Харьков Цебриков пришёл с визитом к преосвященному Христофору (Сулима). «Его застал сидящим за закускою после выпития рюмки водки, купно со стоявшими вокруг него монахами, иереями и другими священно-и-церковно служителями». Подошёл для принятия архипастырского благословения. Архиерей жаловался на неудобства, какие терпит в Харькове. Оказалось, он не в ладах с губернатором, или, лучше сказать, они между собою сущие враги…

В Харькове жили и иностранцы-эмигранты. Один из них, Швейкард, очень плохо говорит по-русски. В Харькове познакомился с одной дамой и пришёл в гости, страшно насмешив лакеев вопросом: «Баранина дома?» Вопрос был записан на записочке и иностранец перепутал слова.

Скверно жилось прислуге – лакеям, поварам, горничным… Были и крепостные, и наёмные, получавшие в 30-х годах по пяти-шести рублей в год. Тогда в доме держали дворецкого, поваров с поварёнками, прачек, фрейлин, поломоек, полотёров, швейцаров, рассыльных и т.д., и т.д.

Провизия была дешева. Благовещенский базар не изменился с тех пор по скученности и грязи, зато на нём было много провизии, являющейся теперь редкостью: утки, куропатки, вальдшнепы и пр. продавались вчетверо дешевле. Молочные продукты, фрукты, зелень – тоже.

Вообще в те времена жилось сытнее, квартиры были дешевы, а веселись – во всю Ивановскую…




Free counters!

Яндекс.Метрика

 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -