Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Местная жизнь. 1912 год.

Часть 1

Этой публикацией начинается новый раздел, который будет состоять из кратких сообщений, заимствованных из харьковской газеты «Утро» начала ХХ века. Как и в самой газете, эти сообщения объединяются общей рубрикой – «Местная жизнь».

Итак, 1912-й год!

1 января 1912 г состоялось открытие телефонного сообщения между Харьковом и Москвой. Для переговоров устроены специальные помещения (будки) в здании телефонной станции (дом Покровского монастыря по Бурсацкому спуску).

Говорить с Москвой из частных квартир через городской телефон нельзя, т.к. харьковская сеть телефона и теперешние аппараты для этой цели непригодны. Возможность переговоров с Москвой из частных квартир харьковцы получат с переустройством нашего телефона – года через три.

Нормальная плата за разговор с Москвой установлена в 1 рубль 50 копеек за 3 минуты; за срочный разговор (вне очереди) – тройная плата.

12 января 1912 года. Архитектурный альбом Харькова. Фотографический отдел совместно с архитектурно-строительным отделом харьковского отделения русского технического общества приступает к составлению большого архитектурного альбома Харькова. Эту сложную работу будут производить члены общества порознь; затем все снимки будут собраны и систематизированы. Большое внимание будет уделено стильным зданиям, которые проектируется снимать в самых интересных и характерных деталях. Особая группа членов общества задалась целью собрать снимки построек в украинском стиле. Периодически исполненные работы будут демонстрироваться на экране в публичных заседаниях отделов.

12 января 1912 года. Вчера под председательством С.М.Кузнецова состоялось годичное собрание членов харьковского общества акклиматизации.

…С.М.Кузнецов доложил собранию о договоре с городом по аренде Павловой дачи и докладную записку об улучшении и оздоровлении Павловой дачи.

Павлова дача некогда была культурным уголком и украшением города. По крайней мере, до настоящего времени ещё остались следы культурных начинаний: в виде прудов, обсаженных тополями, старых плодовых деревьев, расположенных по склону горы и т.д. В настоящее время почти вся территория служит приёмником городских и пригородных нечистот.

В более благоприятных условиях находится площадь, прилегающая к городским бойням, хотя здесь выливается навоз из боен. В худшем положении находится низменная часть Павловой дачи.

Из трёх прудов Павловой дачи один совершенно не может быть использован, т.к. в него вливаются уличные воды, и два других требуют очистки, ибо покрыты камышами.

Но несмотря на это, жители прилегающей к ней части города (Грековская, Заиковская, Змиевская, Петинская и др.) стремятся туда в праздник. В праздник здесь бывает до 2 000 человек. Ввиду этого правление общества ставит себе целью реорганизовать Павлову дачу.

Правление общества предполагает: 1) на всей части Павловой дачи, находящейся на левой стороне дороги, произвести лесные посадки; 2) всю низменную часть использовать для целей учебно-показательных. Поля орошения увеличить и на них организовать показательные плантации. Луг осушить и засадить корзинной лозой. Пруды очистить и обсадить деревьями.

Чтобы осуществить намеченные работы, необходимо, по крайней мере, 10 лет. Улучшение и оздоровление Павловой дачи обойдётся обществу в 19672 рубля. В заключение, правление убеждено, что город, в целях улучшения Павловой дачи, не только не будет брать ежегодной платы, но, желая ускорить оздоровление, ассигнует некоторую сумму в виде субсидии обществу.

5 января 1912 года. Пожар в доме Гинзбурга. Вчера около пяти часов утра ночной сторож Сумской улицы увидел густой дым и языки пламени над крышей дома Гинзбурга. Сторож дал знать в пожарную часть и вместе с тем бросился во двор дома и поднял тревогу. Огонь показывался из квартиры д-ра Адамова, живущего на третьем этаже.

Начали стучать в дверь квартиры доктора. Дверь отворили. Семья доктора и он сам еле-еле успели выскочить из квартиры, почти в одном белье. Квартира наполнилась дымом, и пламя начало пожирать всю обстановку.

К пяти с половиной час. утра прибыли все пожарные части и обе паровые машины. По приставленной механической лестнице пожарные с трудом добрались до крыши (мороз в это время доходил до 18 град). Крыша была объята пламенем, в то же время пламя бушевало в квартире д-ра Адамова. Из квартиры д-ра Адамова пламя по деревянным вентиляционным трубам проникло во второй этаж, в контору инженера Неймана. Контора расположена в противоположном конце дома. В конторе находилось много тюков с электрическими лампочками и упаковочным материалом. Начальник пожарной команды, боясь взрыва электрических лампочек, бросился туда с несколькими пожарными служителями. Контора была наполнена едким дымом. Пожарные, во главе с В.К.Любицким, принялись вытаскивать тюки, но не могли сразу найти выхода и начали было задыхаться… Не находя выхода, пожарные подняли крик, который услышали снизу и часть пожарных оказала помощь В.К.Любицкому и своим товарищам. Опасные тюки были всё-таки из квартиры извлечены.

Между тем огонь охватил чердак, третий этаж с квартирой д-ра Адамова и второй этаж, и стал угрожать первому этажу, где расположены магазины, ресторан «Циммермана» и кофейная Акжитова. Пожарные, обмёрзшие и уставшие, начали отстаивать первый этаж, что им и удалось сделать к 10 часам утра.

Когда казалось, что огонь уже ликвидирован, в этот момент в третьем этаже снова в квартире д-ра Адамова загорелся пол, но огонь был скоро потушен.

Осталось осмотреть всё здание, ввиду того, что пламя перебрасывалось по вентиляционным проходам. Только к 2 часам дня миновала опасность, и части были отправлены по домам, исключая 2-й, которая осталась дежурить и заливать тлеющие балки и перегородки.

По словам инженера А.М.Гинзбурга, пожар начался в столовой д-ра Адамова. «Пока я успел, - говорит А.М.Гинзбург, - разбудить и вывести из квартиры своих родителей, которым угрожала опасность, прошло не более 10 минут. Вдруг в это время в конторе Неймана показался дым и огонь. Каким образом в контору проникло пламя, для меня и всех крайне непонятно. Обо всём случившемся я сообщил г. прокурору и просил его расследовать причины пожара».

Убытки от пожара пока не выяснены, но предполагают, что они далеко превышают 100 000 рублей. Пострадали, кроме д-ра Адамова и конторы Неймана, ресторан «Циммермана» и магазины первого этажа, где все частью залито водой, а частью попорчено дымом. В ресторане «Циммермана» потолок настолько промочен водой, что грозит падением. В третьем этаже обвалился потолок и часть пола.

На пожаре присутствовал полицеймейстер капитан Бочаров. Тушением пожара руководил В.К.Любицкий. Для охраны имущества и поддержания порядка были вызваны воинские части под командой гг. офицеров.

До 2 часов дня движения конки по Сумской улице не было.

Из истории дома № 11 по Сумской улице:

Как следует из статьи А.Ю.Лейбфрейда, в том же 1912-м году была осуществлена реконструкция здания.

Спустя 98 лет, 6 сентября 2010 года, дом № 11 снова горел…

Срок сдачи торгового центра после реконструкции – 30 декабря 2019 года.

А пока:

13 января 1912 г. Увольнение городского архитектора Б.Н.Корнеенко «…Вопрос об оставлении должности г. Корнеенко был возбуждён заведующим техническим отделением управы, членом последней З.Ю.Харманским – ввиду признания управой и думой неудовлетворительности объяснений Б.Н.Корнеенко на доклады ревизионной комиссии» («Утро», 11 января 1912 г.)

Вопрос об оставлении должности городским архитектором Б.Н.Корнеенко, решённый третьего дня в заседании управы, был возбуждён заведующим техническим отделением управы, членом последней З.Ю.Харманским, который 19 декабря 1911 г вошёл в управу с заявлением следующего содержания:

«Ввиду создавшихся условий в деятельности городского архитектора Б.Н.Корнеенко, при которых работа его не встречает доверия как со стороны городских учреждений и лиц, так и со стороны членов управы, нахожу необходимым представить управе о необходимости увольнения гражданского инженера Б.Н.Корнеенко от занимаемой им ныне должности, предоставить ему трёхдневный срок для подачи прошения об увольнении».

На заявлении этом городской управой была наложена следующая резолюция:

«Ввиду подробного ознакомления в настоящем заседании членом управы З.Ю.Харманским присутствия управы с неудовлетворительной деятельностью архитектора Корнеенко, что подтверждено и другими членами управы, принять прошение Корнеенко об увольнении его».

Согласно этой резолюции, гражданский инженер Б.Н.Корнеенко подал городскому голове следующее прошение:

«19 декабря 1911 года мною была подана на имя вашего пр-ва просьба уволить меня от занимаемой мною должности городского архитектора при городской управе, в каковой я состоял с 1899 г, т.е. более 12 лет, и где все обязанности, возложенные на меня, я исполнял своевременно и вполне добросовестно.

Просьба эта была вызвана недоброжелательными отношениями, проявленными ко мне некоторыми из гг. членов управы, и каким-то обидным недоверием. Просьба эта была вами отложена и возвращена мне. В настоящее время, ввиду ещё новых проявлений в отношении ко мне, доходящих до оскорблений, является совершенно невозможным продолжать службу, отчего я и прошу настоящим снова не отказать в увольнении меня от занимаемой должности, сделать распоряжение о принятии строительных работ, находящихся под моим наблюдением, и выдать вознаграждение за их технический надзор, считая и с ассигнованием по постановлению думы от 31 октября 1911 г за постройку городских казарм».

На прошение это последовала следующая резолюция городского головы А.К.Погорелко: «Представить на усмотрение и распоряжение городской управы. Со своей стороны, нахожу необходимым иметь должное освещение настоящего дела, а если имеются по отношению к г. Корнеенко конкретные данные, вызывающие к нему недоверие, то необходимо отнестись к нему со всей строгостью, не останавливаясь перед привлечением к ответственности; но вместе с тем нахожу необходимым, чтобы городские служащие были защищены от решительных действий по отношению к ним, вызванных случайными недоразумениями».

Заслушав прошение Б.Н.Корнеенко вместе с резолюцией городского головы, управа в заседании, состоявшемся третьего дня, постановила: «Уволить согласно прошению, поручить техническому и др. отделениям составить расчёт причитающегося г. Корнеенко вознаграждения по постройкам, передать на распоряжение городского головы».

8 февраля 1912 г. Протест художников. Во вчерашнем заседании правления университета рассмотрено заявление харьковских художников, в котором выражается протест против постановления правления о перестройке входа в университетскую церковь.

Художники обращают внимание правления на то, что перестройкой будет нарушен архитектурно-художественный старый стиль этого университетского здания. Здание, в котором помещается университетская церковь и актовый зал, построено в начале XIX столетия и, как говорят, по специально заказанным эскизам и планам знаменитого архитектора итальянца Растрелли. Вместе с тем передают, что раньше здание это было приспособлено для царских покоев во время остановки в Харькове высоких особ. Правление университета решило внести заявление художников на рассмотрение завтрашнего заседания совета профессоров, соглашаясь с мнением архитекторов, указывающих, что это университетское здание не представляет выдающегося архитектурного стиля того времени.

14.02.1912 г. Новый городской театр. Вчера вечером под председательством заступающего место городского головы В.И.Кравцова состоялось заседание городской театральной комиссии. Рассматривался вопрос о постройке нового городского театра. Принципиально вопрос этот решён в положительном смысле; но комиссия нашла невыгодным строить театр за счёт города; комиссия признала более удобным сдать постройку театра частному предпринимателю с правом эксплуатации театра в течение нескольких лет на арендных началах, после чего театр должен перейти в собственность города. Местом для постройки театра намечен район Николаевской площади, где в настоящее время помещается управление полицмейстера и меблированные комнаты Подкашинского.

Решено в здании нового театра не отводить никаких помещений под магазины.

18.02.1912 г. Большой пожар. В ночь на вчерашнее число над верхней частью города поднялось огромное зарево, далеко освещавшее всю местность вокруг. Горел шестиэтажный дом на Каплуновской улице, принадлежащий г-же Шиловой и предназначавшийся для помещения её женской гимназии. Дом этот ещё не был окончен постройкой и даже стоял в лесах….

Кругом стояла настолько сильная жара, что на крыше дома духовной консистории, находящегося напротив на другой стороне улицы, стаял весь снег. Горевшие головни падали на крышу соседнего одноэтажного дома Ткаченко…. От громадного здания остались только почерневшие стены. Вся внутренность совершенно выгорела. Стены во многих местах дали большие трещины… Сумму причинённых убытков не удалось выяснить, так как владелицы дома в настоящее время нет в Харькове.


Free counters!

Яндекс.Метрика

 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -