Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

О харьковской общественной библиотеке

Доклад правления на торжествах в честь 25-летия харьковской общественной библиотеки, прочитанный 12 февраля 1912 года

На фронтоне здания харьковской общественной библиотеки (ХОБ) начертано знаменательное число: 1886. Это первая веха на пути исторического развития нашей библиотеки – год её открытия.

Торжество её освящения, совершившееся 26 сентября, носило очень скромный характер: на нём присутствовали лишь городской голова, некоторые гласные думы и члены правления библиотеки. Помещалась она во флигеле городского дома на Николаевской площади, где теперь находится санитарное бюро. Квартира эта, за которую библиотека платила 25 рублей в месяц, состояла из трёх небольших комнат, полутёмных и сырых. Ход был неудобный, через узкий застроенный двор. В соответствии с помещением находилось и скудное имущество библиотеки. Ко дню открытия она имела лишь1700 томов книг, по большей части принесенных ей в дар местными обывателями, и полторы тысячи рублей, собранных путём пожертвований. По такому началу нельзя было предсказать широких перспектив. Но деятели библиотеки одушевлены были сознанием важности этого просветительного учреждения и глубоко верили в его светлое будущее.

Это была не первая попытка устроить в Харькове библиотеку для общественного пользования. В 1830 году просвещённый государственный деятель, граф Мордвинов, бывший тогда президентом вольно-экономического общества, подал мысль об устройстве публичных библиотек в губернских городах Российской Империи. Правительство отнеслось благожелательно к его проекту, и министр внутренних дел циркуляром предписал начальникам губерний поощрять устройство библиотек. Он характеризовал их значение следующими словами: «кроме чтения выходящих на российском языке книг, учреждение подобных библиотек возродит дух общественности, откроет большой сбыт для хороших сочинений и будет эпохою народных улучшений во всех родах». Харьков был одним из первых городов, откликнувшихся на этот призыв. Для организации библиотеки составлен был комитет из представителя дворянства, директора гимназии и прочих любителей просвещения. В числе таковых привлечены были выдающиеся лица: основатель харьковского университета Каразин, известный малороссийский писатель Квитка-Основьяненко и профессор (впоследствии академик) знаменитый славист Срезневский. И вскоре в Харькове возникла «Городская Публичная библиотека», составившаяся путём доброхотных пожертвований книгами и деньгами, которые шли от самого образованного в то время сословия в губернии - дворянства. Её три с лишним тысячи томов на первых порах помещены были в зале дворянского депутатского собрания. С самого начала она плохо посещалась публикой, а потом читатели и вовсе отхлынули. Тогда заведывающий ею комитет решил передать её справочной городской конторе, содержавшейся частным лицом. Однако и тут книги не тревожились с полок, и желающих подписываться на чтение не было. Содержатель справочной конторы тяготился бездоходным имуществом и хотел сдать его обратно дворянскому собранию, но у него отказывались принять библиотеку без каталога. Тогда в один прекрасный день он привёз книги и свалил их в кучу посреди двора. Так они лежали и мокли под дождём, пока их не убрали в какой-то сарай…

Мытарства, пережитые этой библиотекой, картинно описаны Г.П.Данилевским в его «Украинской Старине». Её не миновала участь большинства публичных библиотек, учреждённых в ту эпоху по разным городам: она захирела и умерла естественной смертью. Причину такого явления нужно искать, с одной стороны, в равнодушии местного общества, которое в 30-х годах находилось в состоянии апатии и инертности и не могло оказать достаточно живой поддержки, а с другой, - в неудовлетворительной организации самой библиотеки.

Потребность в чтении между тем развивалась. В конце 40-х и начале 50-х годов в Харькове стали появляться библиотеки для чтения, устраиваемые частными предпринимателями с коммерческой целью. Одна из первых – библиотека Сакмейера на Московской улице – умудрялась существовать без средств и в значительной мере пополнялась «хозяйственным способом», вместо платы за абонемент принимая также взносы книгами, -конечно, по удешевлённой оценке. Существовало также несколько кружковых библиотек, которыми пользовались члены кружков, вносившие на покупку книг и выписку журналов известную ежегодную сумму.

Частные библиотеки сменяли одна другую. Они не могли жаловаться на недостаток читателей, хотя представляли для публики известные неудобства. Раньше всего они взымали высокую плату за чтение, а затем держали на достаточной высоте лишь отдел беллетристики, тогда как научные отделы отличались скудостью и неполнотой.

Эпоха великих реформ в Харькове, как и в других местностях, повысила стремление к образованию и подняла заботы о народном просвещении. Росли учебные заведения, развивались кружки самообразования, подготовлялись кадры читателей и постепенно назревала потребность в хорошей и доступной библиотеке.

Не раз поднималась речь об устройстве в Харькове общественной библиотеки на кооперативных началах. Однако к осуществлению этого плана удалось приступить лишь в 1883 году, когда по инициативе Алексея Афанасьевича Гурского, небольшой кружок лиц, сочувствовавших делу, решил воспользоваться готовым уставом существовавших уже в то время библиотек с тем, чтобы дальнейшее его усовершенствование шло по указанию опыта. Предложение это было принято, проект устава был послан в Петербург и 16 июня 1884 года был утверждён министром внутренних дел.

Получив официальное разрешение на открытие библиотеки, учредители стали путём печати знакомить местное общество с постановкой библиотек в передовых странах Европы и Америки и с возможной организацией дела у нас. Общество проявляло большой интерес. В осуществлении проекта принял деятельное участие тогдашний губернатор, барон А.А.Икскуль фон-Гильдебандт. У него на квартире состоялось собрание членов-учредителей, где постановлено было созвать на основании устава первое общее собрание. Оно состоялось 28 сентября 1885 года под председательством недавно скончавшегося академика Н.Н.Бекетова, при наличности 74 членов. На этом собрании избрано было первое правление библиотеки, в состав которого вошли: Н.Н.Бекетов, А.А.Гурский, В.И.Касперов, М.Ф.Леваковский, г.Линтварёв, Ф.А.Павловский, Н.Ф.Сумцов, проф. И.С.Сыцянко, И.О.Фесенко и Б.Г.Филонов, а в качестве кандидатов: Д.Н.Полуехтов, П.С.Ефименко, А.А.Федоровский, А.П.Грузинцев, С.Н.Сумцев и А.М.Андреев. Правление избрало из своей среды председателем Б.Г.Филонова и секретарём В.И.Касперова, а позже за отказом последнего А.П.Грузинцева.

На следующем общем собрании решены были детали организации библиотеки. Собрание постановило открыть с ближайшей осени платный абонемент и бесплатный кабинет для чтения. Учредители считали принцип бесплатности в кабинете для чтения особенно важным и, чтобы оградить его и на будущие времена, включили в устав после слов: «чтение книг, журналов, газет и т.п. в залах библиотеки для всех бесплатно» особое примечание: «этот параграф не может быть изменён общим собранием членов библиотеки».

Средства, поступившие в распоряжение библиотеки, были употребляемы на её оборудование, а также на покупку самых необходимых книг, чтобы дополнить и систематизировать книжное имущество, полученное путём пожертвований, и на выписку периодических изданий. Будущие поступления являлись совершенно гадательными, и начать дело оказалось возможным лишь ввиду того, что вся работа, как подготовительная, так и текущая, велась бесплатным трудом. Персонал служащих составился при самом возникновении библиотеки из пяти лиц, не получавших первые месяцы никакого вознаграждения. Позднее им назначено было жалованье, далеко не соответствовавшее сумме затраченного труда – по 5 и 10 руб. в месяц, и только старшая служащая, работавшая в течение целого дня получила 20 руб.

Рост библиотеки превзошёл всякие ожидания. Число книг увеличивалось с каждым днём. Правление попробовало обратиться с просьбою о книжных пожертвованиях не только к местным жителям, но также к известным русским учёным, писателям, издателям, правительственным и частным учреждениям, к научным и просветительным обществам, к другим библиотекам. Отношение с их стороны было самое отзывчивое, и к концу первого года своего существования харьковская общественная библиотека уже имела до 16 тыс. томов.

Уже с первых шагов выяснилось, что оставаться в маленькой, тесной, неудобной квартире библиотека не может – иначе это пагубно отразится на её деятельности. Интенсивная работа библиотеки показывала, что она удовлетворяет настоятельной потребности жителей города. Это обстоятельство побудило правление библиотеки обратиться к городу с ходатайством о субсидии, тем более, что согласно уставу, в случае ликвидации всё имущество библиотеки поступает в собственность города. Городская дума в марте 1887 года постановила отвести библиотеке бесплатное помещение в доме городского банка (на месте которого теперь воздвигнуто новое здание) и выдавать тысячу рублей ежегодного пособия.

Вторая квартира оказалась значительно лучше прежней, и это обстоятельство благоприятствовало развитию библиотеки. К концу года она имела уже 650 подписчиков, а в читальном зале сделано за год 70 тыс. посещений.

Однако и на этой квартире не пришлось долго пробыть, т.к. она становилась тесной. Особенно ощущалась теснота в читальном зале, который не мог вместить всех желающих. Снова было возбуждено ходатайство перед городской думой, и она постановила вместо бесплатного помещения выдавать библиотеке полторы тысячи рублей на наём квартиры. Тогда явилась возможность нанять квартиру на углу Московской улицы и Петровского переулка в доме Темпинской, где библиотека пробыла около 11 лет.

Важным преимуществом нового помещения была его сравнительная обширность. Библиотека занимала 8 просторных комнат во втором этаже и 6 комнат в мезонине. Вначале даже свободная часть верхнего помещения сдавалась внаймы. Но так как библиотека по-прежнему продолжала быстро расти, то постепенно все комнаты были ею использованы. Мало того, когда книгохранилище переполнилось, то пришлось занять под книги внутренний коридор, а потом все углы и закоулки мезонина.

После перехода на эту квартиру осуществлён был проект, возникший с самого основания библиотеки – об устройстве дешёвого абонемента для беднейшей части городского населения. Уже на первых общих собраниях указывалось, что в услугах библиотеки нуждается не только местная интеллигенция, но также и народная масса, которая коснеет в невежестве и не имеет возможности достать книг для чтения. Одним из ревностных сторонников этой идеи был Ник. Ник. Ходолей. Но общее собрание членов библиотеки опасалось затруднять новой довольно сложной задачей учреждение, которое ещё само не окрепло и не получило прочного существования. Таким образом, этот вопрос был оставлен открытым. По прошествии трёх лет, когда библиотека успела уже достаточно окрепнуть и развиться, он был снова поднят. Сделанное в общем собрании предложение Н.А.Гредескула об учреждении специального удешевлённого абонемента для малоимущего населения было встречено с большим сочувствием. Правлению поручена была организация этого дела, для которого тотчас же поступило первое пожертвование от известной общественной деятельности Х.Д.Алчевской.

11 марта 1890 года открылось особое отделение, так называемая, «дешёвая библиотека». Для общего заведывания ею была выделена комиссия из трёх членов правления. Все работы велись добровольным трудом небольшой группы лиц, составившейся, главным образом, из учительниц воскресной школы Алчевской. Душой кружка являлся проф. В.Я.Данилевский. Дело представляло немалые трудности. Ведь это была первая в Харькове народная библиотека. Она не могла даже опираться на опыт предшественниц, т.к. вообще народные библиотеки в городах России стали возникать (и то спорадически) лишь в 80-х годах, т.е.незадолго до её открытия.

Деятели «дешёвой библиотеки» должны были внимательно присматриваться к незнакомому ещё читателю, изучать его литературные запросы и чутко прислушиваться к его требованиям. И, видимо, дешёвый абонемент удачно справлялся со своей задачей, т.к. подписчики неизменно прибывали. Через 7 месяцев число их достигло 378. Возможно, что рост их был бы ещё значительнее, если бы этому не препятствовали условия помещения. Ввиду финансовых затруднений библиотека эксплуатировала свободные комнаты, отдавая их внаём. Дешёвому абонементу для начала была отведена небольшая комнатка, куда водворилось всё его имущество: конторка, прилавок и единственный шкаф с книгами. Тут же за перегородкой помещался один из библиотечных швейцаров, а в стенной нише ставился самовар для служащих библиотеки. В этом тесном и угарном пространстве в дни выдачи скоплялось единовременно до 100 человек, и бывали даже случаи обмороков. Пришлось перевести дешёвый абонемент в другое, более подходящее помещение. В то же время название его было изменено. На ближайшем общем собрании, кроме существовавшего с самого начала единственного разряда 30-копеечной платы за чтение, установлен был ещё второй разряд, пониженный до 20 коп., а дешёвый абонемент с платою 5 копеек в месяц был переименован в «3-й разряд». Отдельный состав книг для него и ведение всех работ кружков добровольных сотрудников были сохранены по-прежнему.

«Дешёвая библиотека», или «3-й разряд», явилась прототипом народных библиотек не только города Харькова, но и Харьковской губернии. Часть кружка, работавшего в «дешёвой библиотеке» с её основания, выделилась и организовала в 1891 году первую бесплатную народную библиотеку-читальню харьковского общества грамотности, по образцу которой возникли и остальные четыре. А из состава деятелей 1-й читальни выделился комитет сельских библиотек, устроивший и поддерживавший в Харьковской губернии около 500 народных библиотек. Т.о., харьковская общественная библиотека дала толчок развитию библиотечного дела в целом крае.

На квартире в доме Темпинской общественную библиотеку застало десятилетие со дня её открытия. Это событие было ознаменовано торжественным публичным собранием в зале городской думы, на котором произнесены были речи о деятельности и культурном значении харьковской общественной библиотеки и прочитаны полученные многочисленные приветствия.

С годами выяснилось, что библиотека должна неминуемо перерасти и третью свою квартиру. Книгохранилище пришлось так заставить шкафами, что они преграждали доступ свету, и в темноте было трудно, подчас даже невозможно разыскивать нужную книгу. Приходилось страшиться больших книжных поступлений, потому что их некуда было бы разместить. Другие недостатки квартиры давали себя чувствовать. Вентиляция была крайне плохая. Высокая лестница затрудняла посетителей библиотеки. Керосиновое освещение грозило опасностью пожара, который мог бы причинить невознаградимые убытки, т.к. библиотека располагала уже большим числом ценных и редких книг. Библиотека испытала все неудобства наёмных помещений. Единственным целесообразным выходом могла явиться постройка собственного дома.

Идея эта возникла с первых же лет и даже был сбор пожертвований, но он шёл вяло и принёс всего тысячу рублей. На восьмом году существования библиотеки председателем правления избран был профессор Д.И.Багалей, который взялся за это дело с присущей ему энергией и талантливостью. Он составил и отпечатал брошюру о необходимости постройки библиотечного здания и предложил правлению ряд систематических мер, которые под его руководством стали проводиться в жизнь. И в течение следующих семи лет в фонд на постройку дома поступило 90 тысяч рублей. Половина этой суммы получена была в виде безвозвратной субсидии из средств Государственного казначейства по личному ходатайству Д.И.Багалея перед тогдашним министром финансов С.Ю.Витте. Харьковское городское управление пожертвовало 16 тыс. руб. на покупку дворового участка и 5 тыс. руб. на постройку. Оно же помогло устроить крупный заём под залог здания и приняло на себя уплату процентов по ним. Харьковский комитет попечительства и народной трезвости отпустил 3 тыс. руб. Остальная сумма 21 тыс. руб. составилась из частных пожертвований и сборов с организованной серии публичных лекций. Большие трудности представляло подыскание для постройки подходящего земельного участка. После ряда разных неудач вопрос был благополучно разрешён. Правление Императорского харьковского университета согласилось продать принадлежащий университету чуть ли не единственный незастроенный участок в центре города, испросив на это предварительно разрешение у министерства народного просвещения.

Составление проекта здания библиотеки безвозмездно принял на себя академик архитектуры А.Н.Бекетов.

Постройка велась хозяйственным способом. Заведовала ею строительная комиссия, состоявшая из председателя и нескольких членов правления, а также приглашённых специалистов.

Большую поддержку библиотеке оказало харьковское губернское земство, согласившееся выдать под залог здания на льготных условиях ссуду в 70 тыс. руб. В настоящее время часть ссуды уже погашена и к концу 25-го года жизни библиотеки долгу на доме осталось лишь 51 тыс. рублей.

Здание библиотеки площадью в пять раз превосходит прежнюю её квартиру. Главную часть составляет книгохранилище, безопасное от огня и рассчитанное при полном оборудовании на 280 тыс. томов. В случае надобности в свободном дворовом месте со временем может быть воздвигнуто другое такое же точно книгохранилище. Таким образом, на целое столетие обеспечена возможность расширения библиотеки.

Освящение нового здания совершено было 28 января 1901 года в присутствии правительственных и общественных учреждений, профессоров харьковских высших учебных заведений, членов библиотеки и многочисленной публики.

Переход библиотеки в собственный дом ознаменовал собою новую эру в её существовании. Дом, представляющий сам по себе весьма ценное приобретение, обеспечил ей прекрасное помещение и дал возможность беспрепятственного дальнейшего развития. Мало того, эксплуатация зданий предоставила ей постоянный источник дохода, покрывающий часть её сметы.

Жизнь библиотеки более медленным темпом потекла по проложенному руслу. Период форсированного роста окончился и сменился ростом нормальным. Зато она не только продолжала развиваться ввысь, но стала давать ветви и отпрыски в виде специальных отделов и филиальных отделений.

Обращаясь к обзору деятельности харьковской Общественной библиотеки за четверть века, нельзя не отметить, что, вступив в жизнь почти без всяких средств, она за этот период достигла известного благосостояния. Помимо постройки дома, обороты библиотеки за 25 лет выразились следующими числами: общий приход в круглых цифрах составил 400 тыс. рублей. Из этой суммы 185 тыс. руб. приходится на подписную плату и членские взносы. Следующее место занимает городская субсидия – 114 тыс., из которых 97,5 тыс. получены деньгами, а остальные натурой в виде электрической энергии. На третьем месте стоят пожертвования, доходы с благотворительных вечеров и концертов и случайные доходы – 65 тыс. (наиболее крупным единовременным пожертвованием является дар Над. Мих. Филоновой – в память её покойного мужа, первого председателя правления библиотеки, - 10 тыс. руб. – со специальной целью – на расширение книгохранилища). Наконец, последнюю статью составляют доходы с неподвижного имущества (квартирная плата и эксплуатация зала) – 45 тыс. рублей.

Расходы библиотеки за тот же период составили в круглых цифрах 375 тысяч рублей. По статьям расходы распределились следующим образом: содержание библиотеки и уплата процентов по ссуде – 138,5 тыс. руб. Приобретение книжного имущества и переплёт – 146,5 тыс. руб., жалованье и наградные служащим и низшему персоналу – 89,5 тыс. руб.

В настоящее время библиотека владеет имуществом на 893 тыс. руб., главную часть которого составляют недвижимость, а затем – книжные богатства. К концу 25-тилетия в Харьковской Общественной библиотеке было в обращении 149 тыс. томов, т.е. в 88 раз больше, чем при её открытии. Харьковская Общественная библиотека более половины книжных богатств приобрела путём пожертвований. За четверть века она получила в дар 83 тыс. томов, в среднем по 3320 томов в год. Пожертвования притекали буквально со всех концов России – от Ледовитого океана до Кавказа, от Финского залива до Амура.

Правление обращалось к учреждениям и лицам, к авторам и издателям с циркулярным письмом, в котором кратко информировалась деятельность Харьковской Общественной библиотеки и излагалась просьба прислать ей в дар такое-то или такие-то сочинения или издания. На призыв библиотеки откликнулись сотни учреждений, тысячи лиц. Многие учреждения и общества высылали и продолжают систематически высылать ей безвозмездно свои издания.

Среди жертвователей библиотеки были выдающиеся отечественные учёные, академики, профессора, известные государственные люди, иерархи православной церкви, крупные общественные деятели, литераторы, публицисты, педагоги. Часто посылки сопровождались письмами, в которых жертвователи выражали своё сочувствие деятельности харьковской общественной библиотеки. Лишь после смерти Аксакова библиотека узнала о его завещании. Получались также пожертвования от некоторых иностранных авторов и учреждений.

Харьковская общественная библиотека получала обильный приток пожертвований, но, в свою очередь, всё, что можно было уделить, отдавала другим учреждениям. Дублеты и особенно лишние экземпляры старых журналов от неё получали библиотеки: боромлянская, изюмская, екатеринодарская, сызранская, харьковские библиотеки-читальни общества грамотности, тюремная библиотека, общества трудящихся женщин и т.д.

По своему книжному составу харьковская общественная библиотека выгодно отличается от других, аналогичных ей тем, что наряду с очень полным отделом беллетристики она имеет ещё более обширные и богатые научные отделы. А эти отделы удалось сформировать, главным образом, потому, что недостающие и желательные издания, подчас чрезвычайно дорогие, привлекались путём пожертвований.

К своему десятилетию харьковская общественная библиотека по количеству книг уже успела занять пятое место среди провинциальных публичных библиотек России. В настоящее время она занимает третье место. Впереди её стоят только виленская публичная библиотека (200 тыс. томов) и одесская городская публичная библиотека (157 тыс. томов). Но виленская библиотека, существующая 45 лет, первоначально обогатилась книгами из упразднённых монастырей и бывшего виленского университета и, получая большую правительственную субсидию, не была стеснена в средствах на пополнение книжного инвентаря. Одесская существует 81 год и также развивалась при сравнительно благоприятных материальных условиях, причём расходы по её содержанию целиком несёт городское управление. Харьковская же библиотека переживала ряд больших финансовых затруднений, и городской субсидией покрывалась только треть её бюджета, а остальные средства она должна была изыскивать сама. Тем более значительным является при таких условиях её рост за 25 лет.

Что касается пользования книжными богатствами, то харьковская общественная библиотека не имеет себе соперниц среди провинциальных библиотек России. В ней в среднем прочитывалось в год 248 тыс. томов (196 тыс. по абонементу и 52 тыс. в читальном зале). За последний (25-й) год эта цифра дошла до 282 тыс. После харьковской общественной библиотеки наиболее интенсивно работает одесская городская публичная. В ней за последние 14 лет прочитано 2 442 000 томов, т.е. в среднем 174 тыс. томов в год, на 14 тыс. меньше, чем в харьковской. В настоящее время по интенсивности работы харьковская общественная библиотека может даже выдерживать сравнение с нашими государственными библиотеками, т.к. она опередила библиотеку московского публичного и Румянцевского музеев (с читаемостью 245 тыс. томов) и по количеству прочитанных сочинений заняла непосредственное место после Императорской публичной библиотеки.

В ХОБ около двух третей пользования книгами приходится на абонемент. За 25 лет общее число подписчиков всех трёх разрядов последовательно возрастало. В первые три года существования библиотеки среднее число подписчиков в месяц не доходило до тысячи. Начиная с 6-го года, оно уже стало превышать две тысячи; с 21-го года оно перевалило за три тысячи и, наконец, в 25-ом году достигло максимума - 4177. В настоящее время библиотека имеет больше всего подписчиков по 1-му разряду (42%); следующее место занимает 2-й разряд – 30% и, наконец, третий – 28%. Если отдельно проследить развитие удешевлённого абонемента, или 3-го разряда, то окажется, что за 21 год существования он также постоянно прогрессировал. Его отдельный комплект книг за это время увеличился в 2,5 раза и дошёл до 8 тыс. томов. Число подписчиков также постепенно увеличивалось. Через год после открытия 3-го разряда среднее число подписчиков в месяц было в нём 503, через 10 лет – 704, а в последнем году – 1184.

В контингенте подписчиков 3-го разряда произошло некоторое изменение. Прежде количество взрослых было довольно значительно и доходило до 40%. С 1906 года оно упало до 20% и с тех пор держится на этом процентном отношении, и среди подписчиков преобладают подростки и дети. Ввиду того, что по времени эта эволюция совпадает с отменой ограничительных каталогов для бесплатных библиотек-читален, которые теперь могут иметь те же книги, что и платные, возможно, что часть взрослых подписчиков из беднейших классов населения перешла в бесплатные библиотеки общества грамотности, находящиеся на окраинах, ближе к их месту жительства и раньше не удовлетворявшие их по своему книжному составу.

Вся работа по 3-му разряду, как организационная, так и текущая, в течение 18 лет велась группою добровольных сотрудниц и сотрудников, которые вкладывали в дело много беззаветной преданности, энергии и труда. В 1908 году совершился переход от бесплатного труда к платному и 3-й разряд из отдельного помещения переведен был в общую абонементную комнату. Одну из важнейших функций ХОБ неизменно выполнял её кабинет для чтения, по своей бесплатности доступный для всех. За четверть века в нём сделано было 1 250 000 посещений, т.е. 50 000 в год. Число лиц, бравших билеты для входа в читальный зал в среднем составляло 4800 в год. В течение последних лет оно держится на шести с лишним тысячах.

В кабинете для чтения ведётся подробная статистика посетителей и читаемых ими книг, и материалы, добытые ею за последовательные годы, могут служить интересной иллюстрацией к истории общественной мысли и к смене читательских вкусов и настроений, вызванных как ростом культурного развития, так и внешними событиями.

Посещают кабинет для чтения жители не только центра, но и окраин города. Наиболее численную категорию между ними всегда составляли воспитанники, а в последние годы и воспитанницы высших учебных заведений Харькова. Общественная библиотека является для них как бы научно-вспомогательным учреждением. Этим надо объяснить, что в кабинете для чтения всегда преобладал спрос на научные отделы каталога. Есть также посетители, интересующиеся беллетристикой, и, наконец, многие лица приходят читать исключительно новые газеты и журналы, выписываемые библиотекой в большом количестве (до 200 названий).

В 1892 году, когда библиотека переживала финансовый кризис и изыскивала меры для сокращения своих расходов, группа лиц предложила безвозмездно принять на себя все заботы по кабинету для чтения. С тех пор всё сложное делопроизводство в читальном зале (выдача, запись, подведение статистики) велось кружком бесплатных сотрудниц под руководством заведующей, которую они ежегодно выбирали из своей среды. В течение 12 последних лет обязанность заведующей по кабинету для чтения с неослабевающей энергией выполняла А.В.Котельникова.

Когда ХОБ достигла значительного накопления книжных богатств и сделалась серьёзным научным книгохранилищем, то получила возможность, не упуская из виду своих общеобразовательных задач, в то же время расширить и обогатить свои научные отделы, совершенствовать их, дифференцировать и создавать новые.

По инициативе Л.В.Хавкиной, в 1902 году был устроен музыкальный отдел, а в 1903 – отдел библиотековедения. В том же году, по почину д-ра Шляпошникова, возник отдел Judaica – книг на разных языках о еврействе – и, по почину Д.И.Багалея, положено начало отделу рукописей и автографов. Наконец, в 1906 году , по предложению Г.Н.Абрамова, устроен украинский отдел. Отдел украинский имеет такую же организацию, и комиссия, заведующая им, выполняет такие же функции, а книги на малорусском языке, выделенные в особый каталог, предоставляются читателям для пользования наравне с другими. В 1910 году харьковская городская дума в ознаменование 50-летия со дня смерти Т.Г.Шевченко постановила пожертвовать ХОБ 300 рублей единовременно и 50 руб ежегодно на украинский отдел, с тем, чтобы он посвящён был памяти великого украинского поэта, и теперь он носит название: «украинский отдел имени Тараса Шевченко».

Отпрыски общественной библиотеки, два филиальных отделения, просуществовали недолго. Первое из них открыто было на Петинской улице в 1901 году, через несколько дней после перехода библиотеки в собственный дом. Второе, помещавшееся сначала на Панасовке, а потом на Холодной горе, открылось в 1905 г. Эти отделения имели автономную организацию. Делами их управлял особый комитет, а верховная санкция во всех вопросах принадлежала общему собранию членов ХОБ. Бюджет 1-го филиального отделения составлял около 2 тысяч рублей, а второго – около 1,5 тысяч. Каждое из них имело абонемент и кабинет для чтения. По абонементам из этих отделений выдавалось около 25 тыс. томов в год, а в читальнях бывало около 10 тыс. посещений в год. В феврале 1908 года оба филиальные отделения были закрыты, и книги переданы частью Народному дому, частью журавлёвской читальне общества грамотности.

Харьковской общественной библиотекой, в целях усиления средств, в 1905 г произведен был опыт устройства книжной торговли на комиссионных началах. В библиотеке принималась подписка на газеты и журналы, производилась розничная продажа периодических изданий, продажа брошюр и книг. Это предприятие совпало с исключительным временем, переживаемым Россией. Интерес к текущей прессе был особенно повышен. Газеты раскупались нарасхват, и торговля шла очень бойко. Одно время розничная продажа доходила до пяти тысяч номеров в день. На книжном рынке в эту эпоху появилось множество брошюр, особенно по общественным вопросам, и, для удовлетворения огромного спроса приходилось их иметь в большом количестве. В результате за 2,5 года своего существования книжная торговля дала около 3 000 руб. чистой прибыли. Но настроение читателя и покупателя стало изменяться, продажа газет пошла тише, интерес публики к брошюрам охладел. Книготорговля не давала прежней прибыли, и приход только окупал расходы по ней. Она влачила существование ещё несколько месяцев, и из опасения возможных убытков, которые легли бы тяжёлым бременем на библиотеку, правление решило её закрыть.

Предложенный вашему вниманию краткий обзор показывает, как протекала жизнь ХОБ за четверть века и каковы достигнутые ею результаты. 25 лет – возраст молодой даже для отдельного индивидуума, а тем более для учреждения. Однако культурно-просветительная роль нашей библиотеки, снабжающей книгами харьковское население, достаточно определилась за это время. Возникшая по общественному почину, она развивалась и росла благодаря и пассивной, и активной поддержке общества. Общество давало ей средства, давало и силы, выдвигая из своей среды кадры деятелей, которые несли на её пользу свои знания, время и труд. Детище общества, она служит обществу и является в широком смысле слова – общественной.

Музыкальный отдел состоит из книг по музыке и нот, которые выдаются по специальному «нотному» абонементу. Организацию его выполняла особая комиссия при правлении, изыскавшая, путём пожертвований, средства для этой цели. Из пожертвований нужно отметить 200 руб., полученные от главной редакции Императорского русского музыкального общества, причём в письме сообщалось, что Августейший вице-президент общества Великий Князь Константин Константинович «изволил поручить выразить своё сочувствие доброму начинанию библиотеки».

Через два года после открытия музыкального отдела комиссия прекратила свои действия, и дальнейшее заведывание им перешло к правлению, которое выбирает для этого из своей среды одного или двух членов. Доход от нотного абонемента обращается на пополнение музыкального отдела. Нотное имущество составляет теперь около трёх тысяч томов стоимостью в 4600 руб. За девять лет существования нотного абонемента его подписчиками перебывало 1146 лиц. Ими взято было за это время 12 тысяч томов нот. Кроме того, в читальный зал было выдано 7500 томов нот и 1400 книг по музыке.

Отдел библиотековедения представлял первую в России попытку объединения материалов по библиотечному делу для того, чтобы дать желающим возможность ознакомиться с его научными основами и постановкой как в России, так и заграницей. Благодаря отзывчивости иностранных библиотек, особенно американских, удалось собрать много материалов: они разделены были на теоретические (руководства по библиотековедению, монографии, уставы, правила, каталоги, отчёты библиотек и т.п.) и наглядные пособия (виды и планы библиотечных зданий, библиотечной меблировки, образцы бланков, карточек и формуляров, употребляемых разными библиотеками).

В 1905 году ХОБ приглашена была участвовать на всемирной выставке в Льеже, и комиссия, заведывавшая отделом библиотековедения, составила для этой цели экспонат своей библиотеки по тому же плану, как в отделе библиотековедения регистрировалась каждая библиотека. На всемирной выставке ХОБ за свою деятельность награждена была почётным дипломом.

В июне 1911 г. ХОБ в качестве экспоната принимала участие в выставке, устроенной в С.-Петербурге при 1-м всероссийском съезде по библиотечному делу. Она выставила диаграммы, печатные материалы и фотографии, иллюстрирующие её рост и деятельность, а также значительную часть своего отдела библиотековедения: все рисунки и 90 папок, в которых сгруппированы и наклеены системы делопроизводства наиболее выдающихся иностранных и русских библиотек.


Free counters!

Яндекс.Метрика

 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -