Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Об одной публикации

С разрешения редакции газеты «Дайджест Е» Харьковского музея Холокоста воспроизвожу любопытную недавнюю публикацию в газете (уже можно сказать, очередную) Е.В.Балышевой под названием «Находки и исследования».

3 марта 2012 года харьковчане торжественно отметили знаменательную дату —150-летие со дня рождения выдающегося украинского архитектора и художника Алексея Николаевича Бекетова.

Академик А.Н. Бекетов является «ключевой фигурой» в отечественном зодчестве конца XIX — начала XX века. Справедливо замечено, что юбилеи активизируют человеческую память, воздают должное чему-то забытому или ушедшему вглубь. Другое дело — творческое наследие человека: сделанное для других, оно остается, пока не забыто или — не утрачено... Алексей Николаевич, обогатив архитектурно-строительную жизнь своего времени неординарным талантом, оставил потомкам многочисленные шедевры как в нашем родном Харькове, так и в ряде других украинских, российских городов.

Но все ли мы знаем об этом замечательном человеке, Мастере с большой буквы, и его творчестве? Скорее, нет. Сегодня мы познакомим читателей газеты с одной интересной документальной находкой, которая связана с еврейской темой...

В 2006 г. я, как архивист, длительное время занимающаяся изучением творчества архитектора, была приглашена директором Музея истории Харьковского медицинского университета Ж.Н. Перцевой для проведения экспертизы неожиданно обнаруженных его документов. Позже об истории этой находки читателям журнала «UNIVERSITATES. Наука и просвещение» (2007 — № 3) так рассказали авторы публикации В.Н.Лесовой, В.Н. Ольховский, Ж.Н. Перцева: «... Из подвального помещения старого здания на ул. Дмитриевской, где с 1943 г. находится кафедра судебной медицины и основ права Харьковского государственного медицинского университета, лаборант принес кипу старых бумаг. Разбирая их, заведующий кафедрой проф. В. А. Ольховский обнаружил старую подшивку бумаг без обложки, которые оказались перепиской проф. Н.С. Бокариуса с Правлением Императорского Харьковского университета, относящейся к 1916 г. Среди документов находился эскиз какого-то архитектурного сооружения, явно культового характера, под ним — четкая подпись: «Академик архитектуры Бекетов. 1916».

О чем же повествуют эти документы?

В начале ноября 1916 г. проф. Н.С. Бокариус обратился в Правление Императорского Харьковского университета со следующим письмом:

«Рапорт.

В обстановке трупного материала, доставляемого в Институт Судебной медицины ИМПЕРАТОРСКОГО Харьковского Университета является крайне неблагоустроенной сторона сохранения трупов, совершения над ними соответствующего религиозного обряда, установка их до выноса к погребению и обряда самого отпевания в отношении к покойникам нехристианского вероисповедания, как евреи и караимы. За отсутствием соответствующего помещения мне приходится для указанных целей давать место в трупном складочном сарайного типа помещении или же во вскрытной, что далеко не всегда представляется удобным и всегда нежелательным. После погребения г. Поляна Моисея, тело коего как скоропостижно скончавшегося было доставлено в Институт Судебной Медицины 15 ноября с/г, мне было сделано словесное заявление о желании нескольких лиц соорудить за собственный счет небольшое помещение в 1 или 2 комнаты с подвальным помещением при Институте Судебной Медицины для того, чтобы оно служило для помещения и отпевания трупов лиц нехристианского вероисповедания (караимов, иудеев). Общая площадь постройки около 220 кв. арш.

Имею честь просить Правление Университета разрешить произвести таковую постройку при Институте Судебной Медицины за счет частных средств, каковая значительно улучшит положение дела по отношению к трупам нехристианского вероисповедания, и позволить мне представить указания относительно предполагаемого места пристройки при Институте Судебной Медицины и ее план.

Профессор Бокариус»

Правление разрешило постройку и предложило проф. Н. С. Бокариусу собственноручно подготовить ее план. Тогда-то, по-видимому, Николай Сергеевич обратился к А. Н. Бекетову, и вскоре «Эскиз покоя для инославных исповеданий при Институте судебной медицины Императорского Харьковского университета» был выполнен Алексеем Николаевичем.

В найденной медиками папке можно увидеть также письмо Н. С. Бокариуса, в котором он обратился к доктору Якову Осиповичу Фрейфельду с просьбой помочь собрать средства на указанную постройку, т.к. лично был мало знаком с еврейским обществом в Харькове. Яков Фрейфельд, в свою очередь, разослал письма другим лицам, которые имели возможность профинансировать данное строительство и обещали оказать помощь.

Приведем текст одного из писем в возникшей «цепочке», адресованное лесопромышленником Моисеем Давидовичем Сугиным Марку Давидовичу Марковичу (поставка на рудники и заводы крепежных лесных и строительных материалов и ж. д. шпал), главная контора которого находилась в Харькове:

«Августъ 3 дня 1917 г.

Многоуважаемый Маркь Давидовичъ!

При разговоре съ Профессоромъ Николаемъ Сергеевичемъ Бокареусомъ [сохранен текст документа. — Авт.], последний спрашивалъ, неть ли у меня знакомыхъ евреевъ въ Харькове, которые могли бы содействовать доброму делу: ощутительное отсутствие при Харьковском университете трупной камеры по делам судебной медицины для покойниковъ евреевъ вызвало среди евреевъ г. Харькова необходимость устроить такую камеру. Г. Бокареусъ был так любезенъ, что получил разрешение на устройство покоя и составилъ чертежъ такого (камера) здания, которая по его приблизительному подсчету обойдется 8000р.

«Ощутительным отсутствиемъ» я хочу сказать то, что за неимениемъ специальной камеры для умершихъ евреевъ, трупы ихъ до разрешения вопросовъ медицинской экспертизы помещаютъ в покой, где хранятся трупы покойниковъ-христианъ. Это обстоятельство по убеждениямъ некоторых родственниковъ умершихъ является не желательнымъ по весьма многимъ причинамъ. Цель моего письма следующая: такъ какъ г. Бокареус, живя в Харькове и не будучи знакомъ с еврейскимъ обществомъ, лишен общения с евреями вообще, то обращаюсь к Вамъ отъ его имени и отъ себя съ просьбой обратиться къ некоторымъ жителямъ г. Харькова, евреямъ, как то г. г. Беренштейну, Шмаеву, Машкевичу, Когелеву, Шейферу и другихъ подобно, оказать материальную помощь. Вы сделаете доброе дело и Бог Вам поможетъ.

Чертежъ профессора г. Бокареуса при семъ прилагаю. Покорнейше прошу поделиться со мной Вашимъ ответом по адресу: Чокракъ Таврической губер. Грязелечебница д-ра Шмита — до 15 с/м. После этого числа лечебницу закроютъ. Г. Бокареус вернется в Харьковь, где старайтесь с ним повидаться. Будьте здоровы. Уважающий Васъ М. Сугинъ»

М.Д. Маркович письмо получил 12 августа 1917 г. и ответил в тот же день, несмотря на отъезд в Пензу, что по возвращению примет все меры, чтобы исполнить просьбу. Сохранились и письма М.Д. Сугина к профессору Бокариусу. Переписка шла в течение 1917 г., но, к сожалению, дело о «строительстве трупного покоя для лиц нехристианского вероисповедания» так и не было завершено...»

Позже документы в оцифрованном виде были переданы мне для включения информации о найденном проекте в новое издание ЦГНТА Украины «Каталог объединенных сведений о документах академика архитектуры А.Н. Бекетова». Иллюстративные материалы и отдельные письма публикуются в газете впервые.

Елена Балышева, научный сотрудник Центрального государственного научно-технического архива Украины. Специально для «Дайджест Е»


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -