Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Железнодорожный городок

Железнодорожный городок — это название района построек около Привокзальной площади в Харькове «прижилось» с легкой руки профессора-историка Д.И. Багалея.

Харьковский вокзал, разместившись в 1868 году вначале на свободных участках и пустырях Архиерейской левады, постепенно «врастал» в город. В 1928 году планировка вокзальной территории и транспортная сеть образовали единое целое и уже требовали принципиально нового подхода в градостроительстве.

За годы Первой мировой войны Харьков из преимущественно торгового превратился в крупный промышленный центр. Кроме того, статус столицы Украины потребовал передачи большого количества жилых домов под правительственные учреждения. Поэтому с 1923 года начинается активная перестройка Городка: общий объем возводимых здесь зданий составил свыше 200 тыс. куб. м и оценивался в 5,5 млн. рублей.

В начале 1927 года Московским архитектурным обществом по поручению Народного Комиссариата почт и телеграфов СССР был организован открытый конкурс на проект здания Центрального почтамта. Программой конкурса определялись параметры, в границах которых должны были строиться элементы композиции будущего почтамта: участок земли около 11 000 кв.м на Вокзальной площади со сквером в ее центре, объем здания почтамта — 70 000 куб. м. При проработке видовой стороны необходимо было учитывать открытое положение здания и соседство уже существующих.

В 1928-м в Харькове развернулась острейшая дискуссия «о старой и новой архитектуре», в которую были вовлечены не только архитекторы — представители разных поколений, направлений, течений, но и рядовые харьковчане, горячо отстаивавшие свою точку зрения. Например, такую: «Зачем нам колонны в индейском, египетском и прочих мудреных стилях? Дайте нам удобные для рабочего класса постройки» («Харьковский Пролетарий», 15.08.1928г.).

Поводом к началу дискуссии послужило коллективное обращение инженеров и служащих ЮЖД с требованием пересмотреть уже утвержденный проект здания Центрального почтамта, для строительства которого отводилось место на Привокзальной площади:

«...Нельзя позволить, чтобы на площади, имеющей определенную архитектурную физиономию, был поставлен ящик, именуемый главным почтамтом, который обезобразит Привокзальную площадь...

…Мы протестуем против обезображивания Привокзальной площади, нарушающего ее архитектурный ансамбль. Просим поставить этот вопрос во всей широте перед собранием представителей художественной мысли города Харькова».

Инженеры и служащие ЮЖД: Гнусин, Гриневич, Тищенко, Карминский, Андросов; архитектор Гордиенко (из письма, опубликованного в газете «Харьковский Пролетарий» от 28.07.1928 г).

Газета «Харьковский Пролетарий», отмечая «чрезвычайный интерес горожан к новому проекту», в течение трех месяцев из номера в номер публикует письма, отклики, обращения, стенограммы публичных выступлений по этому вопросу.

1 августа 1928 года свое мнение выразила группа харьковских архитекторов — главный архитектор «Индустроя» Штейнберг, член «оргпятерки общества современных архитекторов Украины» Малоземов; «... что касается Привокзальной площади, если и есть надобность в пересмотре, то только проектов, подобных вновь возводимому Дому железнодорожников и аналогичных ему».

Архитектор А. Мордвинов — автор проекта почтамта, ответил на «Обращение» железнодорожников в газете «Харьковский Пролетарий», так:

«Что понимает инженер Гнусин и другие под словом «ансамбль»? Если им хотелось бы видеть почтамт похожим на здание Управления ЮЖД, то припомним, что архитектору при проектировании этого здания при царском режиме было дано задание выстроить здание, похожее на Петербургский Сенат. По какой это логике выходит, чтобы строители новой эпохи равнялись по старинке, подлаживались под старые здания, консервировали архитектуру?»

Согласно конкурсной программе, здание будущего Центрального почтамта представлялось как «общественно-монументальное, с ясно выраженными производственными функциями». В трактовке его фасадов допускалась «некоторая свобода, чтобы не ограничивать композиционного творчества архитектора...».

«Харьковский Пролетарий» опубликовал выступление архитектора Мордвинова на диспуте по этому поводу: «Теперь о ящике. Всякому беспристрастному зрителю проект Почтамта вряд ли покажется ящиком. В нем я поставил задачу — дать архитектурное оформление крупной производственной фабрики, каким и является центральный распределительный почтамт. Совершенно неправильно и не соответствует духу нового строительства ставить (ради гармонии с противоположным Домом управления Южных дорог) такого же типа «Сенатскую казарму». По моему мнению, Привокзальная площадь — это как преддверие к городу. Здания на ней должны дать впечатление движения, динамики, должны подчеркивать это выбрасываемому в город с вокзала человеческому потоку».

Выступали на диспуте и его оппоненты. Инженер Андросов, представитель группы железнодорожников:

«Мы не против новых форм, но не видим в проекте ничего такого, что отражало бы и показывало в художественной архитектуре тягу к труду. В чем здесь выражается ансамбль? Проект неудовлетворителен, напоминает нам ящик, его надо пересмотреть».

Инженер Гнусин: «Мне непонятен такой ансамбль, он напоминает мне человека в смокинге, одевшего одновременно шаровары. Такое обилие стекла в конструкции вредно. «Стекломания» — дорогое удовольствие, чистый американизм».

«Решение диспута» звучало так: «Новая архитектура не должна замкнуться в кругу специалистов. Это достояние масс. Каждый проект общественного здания, жилого рабочего дома, городской планировки должен быть обсужден и одобрен на собрании рабочих фабрик и заводов».

В периодической печати были опубликованы материалы всех конкурсных проектов, детально проработанных жюри.

Первую премию получил проект «Янус» (архитектор П.А.Голосов),

вторую — «Красная буква «А» (студент МВТУ А.Г. Мордвинов),

третью — «Копеечная марка» (архитектор Д.Ф. Фридман),

четвертую — «Золотой круг» (гражданский инженер Г.Я. Вольфензон),

пятую — «Две красных черты» (архитектор Г.В.Бархин).

Казалось бы, «Решение» поставило последнюю точку в обсуждении поднятой проблемы. Оказалось, что нет: железнодорожники своих позиций в Городке не сдавали.

«Харьковский Пролетарий» от 23 октября 1928 года:

«Управление ЮЖД не хочет считаться с коллективной волей. Оно предполагает застроить оба угловых участка, примыкающих к Славянской улице, домами в старом сенатско-казарменном» стиле. Экстренное собрание объединения современных архитекторов Украины приняло решение об обращении в Совнарком, ВУЦИК, Горсовет, другие инстанции «с протестом против политики Управления ЮЖД создать в новом Харькове, столице Советской Украины, площадь с ансамблем (общим стилем) церковно-дворянской архитектуры».

Да, видимо, на этот раз силы оказались неравны, поэтому построили почтамт, жилой литерный дом. Железнодорожный городок разрастался...

В 1927 году закладывается и фундамент здания Дворца железнодорожников на Ивановке. Проект заказывали ленинградскому архитектору, тому же академику А.И.Дмитриеву. 8 ноября 1932 года на оригинальной конструкции его фасада впервые зажглись огромные буквы: «Дворец Рабочего открыт».

В конце этого же года Управление ЮЖД объявляет закрытый конкурс на постройку нового грандиозного сооружения в районе Привокзальной площади (угол ул. Свердлова, Свердловского переулка, ул. Малогончаровской) — Дворца техники Южных железных дорог. Первую премию получил проект харьковского архитектора академика А.Н. Бекетова.

К общему большому сожалению, он не был в свое время реализован, а ныне эти незаслуженно забытые материалы хранятся в архивах Управления ЮЖД, в ЦГНТА Украины. Этот необычный дворец-музей техники (по типу Мюнхенского) смог бы многое рассказать об истории развития дороги и, в том числе, о споре в 1928 году — «старой и новой архитектур».

(В публикации использованы материалы статьи М.Барышева в газете «Слобода» от 16 сентября 2003 г).


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -