Header image
обзор статей и страниц краеведческого альбома

Гостиница “Красная”: как это было

Снова воспоминания о войне. На этот раз – небольшой отрывок из воспоминаний Владимира Ефимовича Устьянова, которому в 1941 году исполнилось 15 лет.

К Харькову фронт приблизился неожиданно. По крайней мере, для нас – простых городских жителей. Для моей семьи, как и для многих горожан, это обстоятельство имело судьбоносное значение, поскольку мы не успели вовремя эвакуироваться. Даже евреев в Харькове осталось много, хотя они уже знали о зверином к ним отношении со стороны немцев.

Фронт ещё громыхал за пределами города, а центр Харькова уже пылал. Горели большие здания, но огонь переходил и на соседние жилые дома, как оставленные, так и не оставленные жильцами. Пожары возникали не от вражеских рук: это добросовестно работал наш родной отряд поджигателей особого назначения – как-будто Красная Армия оставляла Харьков навсегда, и ничего не должно было остаться ни немцам, ни оставшимся жителям. Для чего это делалось – наверху об этом знали лучше.

Жители домов кинулись, защищая своё жильё, ликвидировать поджоги: ведь от горящего «казённого» дома мог сгореть целый квартал. Поэтому огонь нужно было тушить как можно раньше, когда это можно было сделать с помощью 2-3 вёдер воды, ведь водопровод, как известно, не работал. Это продолжалось несколько дней.

Наш дом стоял в тесном квартале многоэтажных зданий в центре города, в самом начале Пушкинской улицы. Вплотную к нашему дому (№ 7) примыкало здание института «Донуголь», за ним снова жилой дом (№ 3) и гостиница «Красная».

И вот жители нашего дома заволновались: подожгли гостиницу «Красная». Побежали, погасили огонь, был там и мой отец. Через какое-то время снова сообщили, что гостиницу опять подожгли. Снова побежали, но огонь потушить не удалось: поджигатели остались дежурить у дома, пока огонь не наберёт силу.

Что делать? Как спасать соседний жилой дом и дальше – весь квартал? Кинулись на всех этажах гостиницы в те помещения, которые примыкали к жилому дому, выбрасывая в окна всё, что могло гореть. Оставшиеся внизу, и я в том числе, оттаскивали разбитую мебель дальше по улице. А там уже жители тех домов, ругаясь, что им под окна подкладывают горючие материалы, перетаскивали их дальше.

Но вот уже задымились от жары оконные рамы верхнего этажа жилого дома №3. Тогда одна смелая женщина, жившая в этом доме, влезла на подоконник и, прикрывая от жара лицо, стала поливать водой тлеющие рамы. Но тут вдруг появился один из поджигателей и стал, угрожая пистолетом, кричать женщине наверху, чтобы она прекратила свою работу. Женщина спряталась, а когда военный ушёл, продолжила начатое, чем, быть может, спасла не только свой шестиэтажный дом, но и весь квартал.

Удивляло одно: почему поджигатели игнорировали здание института «Донуголь», казалось бы, такое привлекательное для них. Ответ на этот вопрос появился несколько позже.

А пока мы спасали свои дома, на противоположной стороне улицы начал дымиться деревянный балкон двухэтажного дома. Нужно было не упустить и его.

Тем временем бой разгорался уже совсем рядом – на площадях. Раздавались взрывы, строчили автоматы. Мы уже видели перебегающих через улицу немцев с оружием в руках. Пришлось разойтись по домам.

Начались трудные дни и месяцы немецкой оккупации: голод, отсутствие отопления, питьевая вода из загрязнённых рек. Порой среди ночи раздавались страшные взрывы – в воздух взлетали заминированные большие государственные здания. Немцы считали, что это работа местных партизан. На следующий день после каждого такого ночного взрыва комендатура казнила 100 – 200 человек из числа заложников. Об этом сообщалось в объявлениях, развешенных по городу. В заложники попадали невинные люди, схваченные на улице или уведенные силой из своих домов. Тогда ещё никто не знал, что эти взрывы осуществлялись с помощью сигнала по радио, посылаемого с не занятой немцами территории. Дорого обошлась эта акция населению Харькова. В один из дней выяснилось, что в подвальном помещении института «Донуголь» заложена взрывчатка весом несколько сот килограмм. Было при ней и устройство для подрыва. Об этом сообщил немцам дворник, случайно обнаруживший эту мину и позаботившийся о безопасности соседних жилых домов. Если бы он этого не сделал, вы бы, наверно, не читали эти воспоминания.

Стало понятно, почему поджигатели так старательно обходили здание «Донуголь», не трогая его…


Free counters!
Яндекс.Метрика
 
 Харьков 



Харьков: новое о знакомых местах © 2011 -